batrachospermum (batrachospermum) wrote,
batrachospermum
batrachospermum

Category:

БАТРАХОСПЕРМУМ № 3(65) - ЛЕТУЧЕМЫШИНЫЙ!



Летучая мышь чрезвычайно интересное животное, ее необычный образ жизни издавна порождал множество вопросов. С тем, птица это или млекопитающее, наука разобралась лишь недавно (оказалось, что она – животное). Однако вопрос, почему летучие мыши висят вниз головой, остается одной из самых актуальных проблем современности, и найти решение тут пытаются не только ученые, но и глупцы – но даже и они пока не додумались, где зарыта собака (можно даже сказать, летучая собака, раз уж речь о рукокрылых*). Ну а когда нет стройной теории, ареной правят легенды. В этом номере мы предлагаем вашему вниманию несколько легенд из разных уголков Земли, в которых объясняется, как летучие мыши перешли к висячему образу жизни.
* Хотя вообще летучие собаки принадлежат к другому подотряду рукокрылых, нежели летучие мыши (Microchiroptera), а именно – к крыланам (Megachiroptera).

Вот какой миф существует у липан-апачей, свирепых индейцев из Техаса (США):

…Однажды Койот решил завести себе жену, но не мог придумать, кого бы выбрать. «Почему бы не взять жену Главного Ястреба, эм? – предложила Летучая Мышь. – А что, его уже нету несколько дней, чего добру пропадать?» Однако Ястреб внезапно вернулся и, узнав, что Летучая Мышь раздает столь необдуманные советы, страшно обозлился. Он схватил ее и изо всех сил зашвырнул в можжевеловый куст. Зацепилась Летучая Мышь за куст своими мокасинами с заостренными мысками и повисла вниз головой, и как ни пыталась освободиться – ничего не получалось. С тех пор летучие мыши так и висят, даже когда спят!..

Абстрагируемся от образа летучей мыши в мокасинах (наверняка из кожи убитого индейца!) и увидим, что в ее подвешенном состоянии, согласно липанам, повинен внешний – насильственный – фактор. Напротив, в малагасийском мифе (Мадагаскар) инициативу по инверсии взяла на себя сама летучая мышь:

…Случился в Царствии Небесном пожар, и Бог послал всех птиц тушить его. Однако лишь Летучей Мыши удалось сбить огонь своими большими крыльями – увы, ценой перьев, которые пожрало треклятое пламя! А хитрый Дронго (вероятно, хохлатый дронго – Dicrurus forficatus), который в те времена был белым как снег, измазал себя золой и поспешил к Богу, чтобы опередить Летучую Мышь. «Это я потушил огонь – видишь, какой я черный!» – доложил он, и Бог радостно провозгласил Дронго королем птиц. А когда наконец прилетела Летучая Мышь, Бог отказался поверить ее версии, как ни махала она у него перед носом голыми крыльями. Неудивительно, что она страшно обозлилась на Бога, заявив, что теперь все время будет показывать ему свой зад! С тех пор летучие мыши и висят к небу задом, даже когда спят!..

В этой истории очень интересен факт наследования приобретенных признаков: отсутствие оперения у летучих мышей и черный окрас у дронго (что могло бы служить очередным камнем в огород лженауки генетики). А вот светить огузком в небеса в данном контексте выступает традицией, передающейся из поколения в поколение формой родовой мести.
Еще любопытно, что летучая мышь здесь изначально птица – малагасийцы не сомневаются в этом, и сами летучие мыши, похоже, с ними солидарны, раз до сих пор блюдут свою традицию – видать, все еще актуальна претензия к Богу, обделившему их предка званием птичьего короля (хотя, быть может, они уже не помнят истоки обычая, и он превратился в иррациональный ритуал, который нужно просто исполнять, без всяких логичных объяснений).
В легендах других народов, напротив, подчеркивается неоднозначность животного статуса летучей мыши – вот, например, суданская сказка:

…Давным-давно, на заре всего сущего, Создатель собрал всех тварей вместе и сказал им: «На Земле столько удивительных мест – так найдите себе то, что станет домом вашим!» Что сделали твари: они придумали, что все птицы будут жить в одном месте, а все звери – в другом, и по случаю размежевания последние решили закатить приватную вечеринку на ближайшей поляне. Прознав об этом, летучая мышь пришла в приятное волнение и не один час провела, вычищая шерсть и доводя до блеска крылья, чтобы выглядеть пижонски! Прибыв на место, она вспорхнула на ветку стоящего тут же дерева, чтобы посмотреть сверху на поляну и животных, на ней веселящихся. О, там было столько аппетитной еды и манящих напитков, для всех и каждого! А звери устроили настоящий концерт: кто-то ревел, кто-то выл, кто-то лаял, а кто-то отжигал на барабанах и кларнете (абстрагируемся! – Прим. ред.)! Иные выстроились в линию и отплясывали так, что аж земля содрогалась в такт их пасодоблей. Летучая Мышь в предвкушении спустилась вниз, где на входе стоял охранник – зебры самец.
- Добрый вечер, Зебра, – пропищала Мышь. – Отличный вечер, я бы даже сказала! Для вечеринки, хи-хи.
- Стоять на месте, Летучая! – проржала Зебра. – Куда это ты намылилась?
- На… на… на звериную вечеринку, – заикаясь, проговорила Мышь.
- А вот и нет! Иго-го! Эта вечеринка только для зверей! А ты – не зверь!
- Нет-нет, я зверь! – удивилась Мышь. – Видишь, у меня мех, зубы, пупочек – только у зверей они есть!
- Ага, а крылья? Крылья только у птиц есть! Так что убирайся отсюда, щегол, пока я тебя копытом не пришиб! – и Зебра подняла ногу, показывая серьезность своих намерений. Летучей Мыши ничего не оставалось, как быстро ушмыгнуть и взобраться обратно на дерево и взирать сверху, как звери поют, танцуют, веселятся… Слезы струились из ее глаз, увлажняя злосчастный мех, скатываясь к ногам – в конце концов Летучая Мышь поскользнулась и, падая с ветки, зацепилась и повисла вверх тормашками, но было ей уже все равно, а слезы продолжали капать вниз, на землю, Зебра даже решила, что пошел дождь и раскрыла зонтик.

Долго ли, коротко ли, птицы прознали о зверином празднестве и решили не отставать и устроить собственную пати. Когда слух о новом торжестве дошел до Летучей Мыши, она подумала, что вот он, хоть какой-то шанс повеселиться, и, вновь наведя марафет, отправилась к месту действия. Для начала, взобравшись на стоящее неподалеку дерево, она решила присмотреться, что к чему. А веселье шло уж полным ходом: на столах повсюду возлежали семена да ягоды, раковины со сладким нектаром; лучшие певуны птичьего царства чирикали, свистели, гудели, каркали и издавали прочие трели; долгоногие птицы вышагивали полонезом, а меж ног их скакали мелкие пташки, отбивая польку, – и все как один махали крыльями, да так истово, что аж земля покрылась перьями. В предвкушении Летучая Мышь спорхнула прямо ко входу, который стерег стервятник Гриф, принюхиваясь заодно, не умер ли кто от радости.
- Вечер добрый, Гриф, – кинула Летучая Мышь и поспешила пройти на поляну.
- Уоу-оу, стой на месте, Мышь, тебе нельзя внутрь! – рявкнул Гриф.
- С чего бы? Это же птичья вечеринка, а я – птица! Видишь, у меня крылья: раз, два – по одному с каждой стороны!
- Хах! А еще у тебя темный мех и острые клыки! – осклабился Гриф. – У птиц есть перья и клювы – никаких зубов и шерсти! Нихт! Порхай-ка отсюда бэтменом, пока я не проклевал тебе череповец!
И Летучая Мышь, едва увернувшись от могучего грифьего клюва, взвилась обратно на дерево и, дрожа от страха, а больше от обиды, стала глядеть на пирующих птиц, и слезы струились из ее глаз, увлажняя злосчастный мех, скатываясь к ногам, заставляя их скользить – но, падая с ветки, Летучая Мышь зацепилась и повисла вверх тормашками, и было ей уже совершенно все равно – так она и висит теперь сама с собой, капая слезами, а по ночам, когда все звери и птицы спят, устраивает себе пирушки…

Здесь, как и в лаосской легенде, которую мы пока опустим, чтобы не утомлять читателя, положение вверх-ногами летучая мышь приобрела в результате случайности – поскользнулась, зацепилась. Нет мадагаскарской принципиальности, но и попыток исправить ситуацию, как в индейском сказании, тоже нет – летучая мышь смиренно покоряется судьбине и не противится ей.
Вы скажете, чтобы длительно поддерживать тело в висячем положении, нужно тратить уйму энергии, а отрешенно предаваться печали во время такой нагрузки и вовсе кажется неестественным. Однако, по утверждению ученых, у рукокрылых есть одна физиологическая особенность, особый автоматический механизм – под весом расслабленного тела происходит натяжение сухожилия внутренней стороны стопы, которое не крепится к мышце (оттого она и не напрягается вовсе), в результате чего пальчики сгибаются и защелкиваются в замочек, столь крепкий, что даже мертвое животное продолжает висеть веками, пока не пройдут годы и трупик в считаные дни разложится за секунды…

Ну вот и ученые на что-то сгодились! За это, пожалуй, удостоим-таки их внимания и послушаем в заключение, что за легенды они там напридумывали, чтобы объяснить висячий образ жизни летучих мышей.
Дело в том, говорят специалисты, что это отличный способ уберечься от опасностей: в дневные часы, когда большинство животных, в том числе хищных, активны, логично отдыхать там, где искать вряд ли кто будет, а если и найдет, то не сможет достать. Да и конкурировать за такие спальные места никому в голову не придет – кроме летучих мышей, никто не умеет спать вверх ногами.
Кроме того, они просто не способны взлететь непосредственно с земли, поскольку крылья не имеют необходимой подъемной силы, да и ножки у них недостаточно развиты, чтобы разгоняться до взлетной скорости. Вместо этого летучие мыши специально забираются на высоту и дают себе упасть с нее, подхватываемые сизокрылым полетом. Их висячее положение – это готовность немедленно покинуть насест в экстренной ситуации. Даже когда спят!..
Tags: Батрахоспермум, млекопитающие, птицы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments