batrachospermum (batrachospermum) wrote,
batrachospermum
batrachospermum

Categories:

О биоэтике космических смертей

За 55 лет пилотируемой космонавтики на орбите Земли побывало 555 человек. 18 из тех, кто побывал или пытался, погибли при взлете или посадке. В самом космосе никто пока не умирал, зато сколько драматических космических гибелей мы видели в художественных фильмах! Сейчас человечество строит грандиозные планы по покорению Солнечной системы, на носу экспедиции на Луну, на Марс, на Нибиру. Фантастика может вполне обернуться реальностью, и космические агентства должны запастись на все случаи жизни и смерти этическим кодексом.

Как следует себя вести участникам длительных космических миссий в случае смерти одного из коллег? Насколько задачи миссии важнее безопасности людей? Нужно ли информировать участников полетов о вскрывшейся неизбежности их гибели? Нормально ли использовать мертвое тело марсианского поселенца в качестве удобрения для картошечки? Вот только некоторые вопросы, которые не дают спокойно спать космическим биоэтикам, считающим своим долгом предусмотреть все возможные оказии, включая встречу с пролетающим мимо неизвестным трупом.


Таким внезапным мертвым гостем мог бы стать герой Джорджа Клуни из фильма «Гравитация».

Для начала неплохо бы разобраться с трупом, который уже есть на корабле. Куда его девать? Выпихнуть за борт, отправив с почестями в последний путь, нельзя. Устав ООН запрещает мусорить в космосе, а труп за бортом – это разновидность космического мусора. Он может в перспективе навредить орбитальным аппаратам или, еще хуже, загрязнить девственные среды иных планет или спутников с непредсказуемыми последствиями для науки или даже эволюции.

На самом корабле устраивать мавзолеи тоже не дело. Во-первых, каждый килограмм лишнего груза влетает в копеечку (порядка $20 000 по нынешним расценкам), и размещать на борту несколько гробов на всякий случай – не слишком заманчивое предложение для космических агентств. Во-вторых, неизвестно, как необходимость длительное время делить пространство корабля с покойником скажется на психологическом состоянии живых членов экипажа.

В качестве варианта НАСА рассматривает промессию – экологичный способ избавления от мертвеца с обещанием доставить его прах на Землю или куда он скажет. Метод был разработан для земных погребений шведской компанией Promessa (итал. «обещание») во главе с биологом Сюзанной Вииг-Месак. Для космоса он был слегка модифицирован: шведы предложили использовать вибрирующий герметичный мешок из мембранной ткани, названный Body Back. Заполненный мешок выставляют наружу, космический холод в течение часа замораживает тело (на Земле его помещают в жидкий азот с температурой минус 200 °C), затем его заносят обратно и подвергают высокочастотным вибрациям, превращающим содержимое мешка в порошок. После дегидратации прах весит порядка 25 кг, и его ссыпают в контейнер, который помещают снаружи корабля. Перед тем как войти в атмосферу при возвращении, контейнер снова забирают на борт, чтобы не сгорел.

Такие «боди-бэки» в ближайшем будущем непременно окажутся на корабле марсианской пилотируемой миссии, уверена Вииг-Месак, хотя предстоит еще немало доработок. «Это НАСА поставило задачу адаптировать промессию для космоса, но в детали оно не вдавалось, – говорит она. – Если замысел осуществится, нам необходимо будет проработать детали вместе с командой инженеров, решить множество проблем». Пока что это единственный более-менее серьезный вариант упокоения умершего астронавта. Можно, конечно, и просто привязать тело снаружи корабля веревками, но неизвестно, во что оно превратится к концу миссии.


Смотрите, во что превратился «марсианин» Марк Уотни к концу своей миссии. Впрочем, на удобрения сгодится.

Допустим, доживет мертвец до Марса. Можно ли его там похоронить? Повлияет ли это на микробиоту планеты, если таковая имеется (ученые пока не уверены), не приведет ли к тому, что впоследствии сложно будет определить, какие микробы истинно марсианские, а какие – привнесенные из мертвого землянина? Если люди всерьез настроены создавать постоянные поселения на Марсе, захоронения и загрязнение местной среды неизбежны, и все это необходимо хорошенько обдумать загодя, считает профессор Университета Эмори и старший биоэтик НАСА Пол Рут Уолп.

Теоретически можно пустить телеса на удобрения. В планы таких марсианских захватчиков, как НАСА и Mars One, входит выращивание пищи на Красной планете, а для этого необходима почва. Ее можно изготавливать из экскрементов первых марсиан по примеру литературно-киношного ботаника Марка Уотни. Но использовать под эту тему мертвое тело может оказаться не очень хорошей идеей – как по моральным, так и по биологическим причинам. «Я не уверен, что человеческие тела хороши как удобрения, – скептически настроен Уолп. – И ни в одном известном мне обществе на Земле так не делают. Есть такие, которые отчаянно нуждаются в удобрениях, но даже там не прибегают для этих целей к телам покойников. На использование мертвых тел в инструментальном качестве всегда было чрезвычайно строгое табу».

Но до Марса еще надо долететь. Что-то может пойти не так, и в ЦУПе поймут, что смерть всех членов миссии неизбежна. Следует ли сообщить об этом экипажу? Именно такая ситуация возникла в 2003 году перед крушением шаттла «Колумбия» с семью астронавтами на борту. В последний момент было принято решение не говорить им о вероятной гибели – хотя, возможно, это произошло из-за отсутствия уверенности в печальном исходе, а не по этическим соображениям, говорит Уолп. По его мнению, такое решение в принципе неэтично: «Я полагаю, информирование о надвигающейся катастрофе входит в понятие профессионализма в подобных обстоятельствах, нужно дать астронавтам возможность с достоинством принять факт смерти, а может, они успели бы сказать прощальные слова своим родным».


«Мы, что, умрем прямо в космосе?» – «Всяко лучше, чем на Земле голыми, привязанными к дереву в позе молитвы и с рогами на голове…» Кадр из фильма «Интерстеллар», мысли из психосферы Раста Коула.

Еще один важный вопрос: что делать в том случае, если участник экспедиции неизлечимо заболел или, что более вероятно, получил травму, угрожающую жизни? Развернуть корабль, похерив миссию, в которую вложены миллиарды денег и человеческих стараний? Возложить на экипаж обязанность самим развернуться, если у одного из коллег внезапно развилась нежданная опухоль? Или, наоборот, улететь как можно дальше, если она, зубастая, норовит выскочить из груди и схватить космонавта за лицо… В случае марсианской миссии, когда задержки коммуникации между ЦУПом и кораблем могут составлять по 20 минут, вопросы жизни или смерти неизбежно придется решать экипажу, а к таким решениям сложно подготовить на тренировках.

В конечном счете все зависит от расстановки приоритетов. Если главный приоритет – это жизнь и здоровье астронавта, вопроса отпадает сам собой. Но если жизнь астронавта – это лишь один из приоритетов, то тогда непонятно, что делать. Перед покорением космических далей необходимо определиться и все инструкции четко прописать, пусть даже на это уйдут еще 55 лет и 555 орбитальных космонавтов.

Текст: Виктор Ковылин. По материалам: Slate

Просьба к админам сообществ ВКонтакте не копировать текст этой статьи целиком, а делать репост анонса из нашего паблика, если вы хотите поделиться данной информацией с вашими подписчиками. Потому что мы хотим, чтобы читатели заходили на наши ресурсы, а не ограничивались чтением наших текстов в ваших сообществах. Спасибо за понимание, ваш Батрахоспермум.
Tags: космос
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments