batrachospermum (batrachospermum) wrote,
batrachospermum
batrachospermum

Categories:

На что положил глаз зловещий аномалокарис?

Да вот на эту скалу:

 
Положил и забыл. Прошло около 515 млн лет, и окаменелость с отпечатком была найдена в Южной Австралии в сланцевых отложениях залива Эму, которые славятся кембрийскими находками, в том числе отпечатками мягких тканей, таких как пищеварительные железы, мышцы, но вот глаза, да еще такие клевые – это сущая редкость. Их немаленькие для кембрийского периода размеры (2 – 3 см) и позволили предположить, что они  принадлежали самым большим хищникам той поры – аномалокарисам (Anomalocaris), что в переводе с латыни означает «ненормальная креветка». Еще бы, где вы видели креветку, достигающую 2-метровой длины? Да где вы вообще в кембрии видели креветку? Строго говоря, аномалокариса даже не относят к т. н. настоящим членистоногим, которые тогда уже существовали, например, в лице трилобитов – предполагаемых жертв ужасного аномалокариса.
 
Сам вид этого хищника заставляет трепетать:


 
Посмотрите в его глаза – сколько в них злобы и ненависти! А сколько фасеток! И не сосчитать. Хотя ученым это удалось – они называют цифры порядка 16 000, а может, и больше. Большинство современных насекомых в сравнении с ним – полуслепые кроты: у обычной комнатной мухи около 3200 линз, а муравьи так вообще довольствуются тысячью. У стрекоз может быть до 28 тысяч, но они – «фрики от членистоногих», по выражению Джона Патерсона из Университета Новой Англии в Армидейле (Австралия), который вместе с коллегами изучил окаменелость и опубликовал результаты в Nature.
 
По мнению авторов, столь обогащенные линзами глазищи свидетельствуют о том, что аномалокарис был истовым визуалом и непревзойденным охотником. «У добычи не было ни единого шанса», – говорит Патерсон, изображая трилобита, который при виде хищника бледнеет и поднимает лапки в знак капитуляции. Это, впрочем, не спасает его от ротовых придатков аномалокариса, которыми он хватает и разрывает на части исследователя, после чего отправляет его шматки в свою зубастую пасть.
 

 
Интересно, что такая передняя лопасть-хваталка, когда ее впервые обнаружили в 1892 году, была описана как цельное примитивное ракообразное, поскольку она напомнила первооткрывателям заднюю часть рака или креветки. А фрагменты кольцевидного рта, найденные в 1911 году, были вообще приняты за медузу! О том, что это части одного и того же животного, стало понятно гораздо позже, когда были найдены полные отпечатки аномалокариса. К тому же сомнение вызывали… эм … зубы. В медузе их, по идее, быть не должно, не так ли?
Насчет новых отпечатков ученые почему-то не засомневались – словно жаждали взглянуть в глаза своей возможной судьбе, будь они кембрийскими трилобитами. И увидев рисунок, очертаниями и размерами подходящий под описание предполагаемых глаз аномалокариса, обрадовались. Хотя почему бы ему не быть отпечатком древней колонии каких-нибудь кишечнополостных? И вовсе это не фасетки, и не был монстр суперзорким, да и надо оно ему?
 
Ведь это зубы позволили предположить, что существо вело хищнический образ жизни. Однако есть ученые, которые со скепсисом смотрят на возможности аномалокарисовых зубов. Химический анализ ископаемых ртов животного показал, что они были сделаны из материала, похожего на кутикулу современных членистоногих. Но даже если бы они были так же тверды, как панцирь омара, в напряженном состязании на прочность все равно бы победил панцирь трилобита, даже если он только что обновился после линьки и был относительно нетвердым. Интересно, что при этом не найдено ни одного сломанного зуба аномалокариса, хотя было исследовано более 400 находок. Кроме того, в ископаемых внутренностях этих животных ни разу не было обнаружено никакого содержимого (и это странно, если принять во внимание, что другие твари, полегшие рядом, демонстрируют своими кишками всякие интересные вкусности), тем более кусков неперевариваемого экзоскелета трилобитов, которых даже нет ни в одной кембрийской какашке.
 
Палеонтолог Джеймс Хэгэдорн из Денверского музея природы и науки (США), который подробно изучил этот вопрос, считает, что аномалокарис питался планктоном или мягкой пищей, например червями. Ротовые лопасти могли при этом служить для того, чтобы ворошить донные отложения, в которых пряталась еда. Если же обжора и глотал какого-то трилобита, то выплевывал его за невозможностью разжевать. О том, что он по крайней мере пытался это сделать, говорят следы на панцирях трилобитов – других животных, которые могли бы сотворить такое в те времена, наука пока не знает. Возможно ли, что был некий еще более крутой, но доселе не открытый суперхищник?
Ученые из Королевского музея Онтарио (Торонто, Канада) полагают, что трилобиты могли представлять интерес для аномалокариса, поскольку животик у них все же незащищенный и наверняка вкусный! И охотился он на них в период их линьки, до того как панцирь счастливчика, вырвавшегося из зубов охотника, отвердевал заново – этим можно объяснить многочисленные зажившие раны трилобитов.
 
Чтобы сказать наверняка, чем все-таки питался аномалокарис, нужно найти абсолютно точно принадлежащую ему фекалию. А вычислив «меню», можно делать предположения о его зрении. Если он не был активным хищником – зачем ему понадобились столь прогрессивные глаза, если это вообще его глаза?
Возможно, чтобы читать «Батрахоспермум».


В основе иллюстрации – картина Н. Ковалева «Аномалокарис».
 
По материалам: Nature, Discover Magazine, Nature, Wired и др.
Tags: глаза, палеонтология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments