September 1st, 2015

б

Оливер Сакс говорил с пауком, не узнавал лица, считал себя химией

30 августа 2015 года в возрасте 82 лет ушел из жизни Оливер Сакс, британский невролог и нейропсихолог, автор ряда популярных книг, описывающих клинические истории его пациентов («Человек, который принял жену за шляпу», «Антрополог на Марсе» и др.). В феврале стало известно, что у него четвертая стадия рака, но он до последнего продолжал писать и даже успел выпустить автобиографическую книгу «В движении: жизнь». Мы несколько раз обращались к его историям, которыми он делился в колонках и интервью для разных изданий. Вспомним их и добавим еще парочку цитат.



«Паук на стене сказал мне «привет». И почему-то не казалось слишком удивительным, что паук поздоровался. Мы побеседовали об аналитической философии, причем довольно подробно».
В преддверии выхода книги «Галлюцинации» в 2012 году Оливер Сакс рассказал о своем наркоопыте в 60-х годах. Одним воскресным утром молодой врач принял большую дозу артана – лекарства, применяемого при лечения болезни Паркинсона и схожего химическими свойствами с ядом белладонны. Ему тут же представились два близких друга, с которыми он стал разговаривать, пока не обнаружил, что они исчезли. Потом стал разговаривать паук.
Однажды Сакс рассказал о пауке-философе другу-биологу, тот кивнул и сказал: «Да, я знаю, что это за вид».

«Несколько раз я принимался извиняться перед крупными, неуклюжими, бородатыми людьми и внезапно понимал, что это зеркало. Более того, недавно я был в кафе в Челси-Маркет со столиками снаружи и, пока ждал заказ, делал то, что бородатые люди часто делают, – стал прихорашиваться. И вдруг я осознал, что мое отражение не делало того же самого. И что внутри сидел бородатый мужчина и удивлялся, почему я корчу ему рожи». У Оливера Сакса была прозопагнозия он не различал лица. Об этом он также рассказывал в интервью российскому Esquire.

«Прошлой ночью мне снилась ртуть – огромные блестящие капли, которые поднимались и падали. Ртуть – элемент номер 80, и мой сон – напоминание о том, что во вторник мне исполнится 80. Элементы и дни рожденья переплетены для меня с мальчишеских лет, когда я узнал об атомных номерах. В 11 я мог сказать: «Я – натрий», а сейчас, в 79, я золото. Несколько лет назад я подарил одному другу бутыль со ртутью на 80-летие – специальный сосуд, который не бьется и не протекает. Он наградил меня таким специфическим взглядом... Но позже прислал мне очаровательное письмо, в котором пошутил: «Я каждое утро принимаю по чуть-чуть для здоровья».

«Почти неосознанно я стал рассказчиком во времена, когда медицинские рассказы практически вымерли. Это не разубедило меня, так как я чувствовал связь с великими нейрологическими историями болезней XIX века, и меня поддерживал великий русский нейрофизиолог Александр Лурия. Это было одинокое, но вызывающее глубокое удовлетворение, почти монашеское существование, которое я вел в течение многих лет».
б

Палеозойская диета

Сейчас стало модно питаться как предки, жившие в каменном веке, во времена охотников-собирателей. Это называется «палеодиета». Увы, не все знают точно, как это слово расшифровывается. Вы-то, конечно, в курсе, что имеется в виду палеолитическая диета, то есть диета древнего каменного века, до развития земледелия (2,5 млн – 10 тыс. лет назад). Но там и сям в Интернете мелькает иная версия – «палеозойская диета». Люди, пишущие это, похоже, не совсем понимают, что рекламируют. Но мы расскажем.



Палеозойская диета, несомненно, еще более аутентичная, чем палеолитическая. Ведь в палеозое не стоял вопрос даже об использовании огня и орудийной деятельности, то есть об обработке пищи. Палеозой – это первая эра фанерозойского эона, длившаяся с 542 млн до 251 млн лет назад, начиная с кембрийского взрыва, когда многоклеточная жизнь вспыхнула в удивительном многообразии, до массового пермского вымирания, самого масштабного вымирания в истории Земли, когда исчезло 96% морских видов животных, 70% наземных позвоночных и 83% насекомых видов. Меж тем предкам млекопитающих – цинодонтам – удалось этот катаклизм пережить, не вымерев полностью. Вот на их пищевые пристрастия и стоит, вероятно, опираться при разработке истинной палеодиеты.

Для удобства примем, что они были всеядными. Чем же они могли питаться, а чем не могли? Начнем с «не могли». Цветковых растений в палеозое не существовало – следовательно, можно позабыть об овощах, фруктах, ягодах, орехах (кроме кедровых), привычной нам зелени, бобовых, злаках и грече, растительных маслах, тростниковом сахаре, кленовом сиропе, меде, пиве и вине. Птиц и зверей тоже еще не было – а значит, до свиданья, яйца, молоко, сыр и другие молочные продукты, говядина, свинина, оленина, медвежатина и прочее звериное мясо. Омары, крабы и креветки появились только в мезозое, так что и их оставляем в морозилке.

Что же палеозойская природа нам оставила в меню? Водоросли! Папоротники! Хвощи! Кушай как эскимос! Правда, корни лугового хвоща эскимосы едят с тюленьим жиром, но о последнем даже не мечтайте. Грибы! Лишайники! Ягель! Кушай как олень! Семена гинкго и саговников можете отведать. Ранние хвойные известны из каменноугольного периода, так что кедровые орешки, плоды можжевельника, напитки из хвои и шишки-вкусняшки тоже придутся ко столу. Рептилии! Амфибии! Рыбы! А также их яйца и икра. И рыбий жир!

Нельзя простого огурца – съешь морского: голотурии-трепанги популярны в Юго-Восточной Азии и Приморье. Из других иглокожих отведайте икру морского ежа – раз уж простого ежа нельзя. Моллюсков можно – а это изысканные улитки, осьминожки и устрицы. А вот кальмаров раньше мелового периода ждать не приходится, так что увы. Вместо них ешьте медуз и червяков. И не брезгуйте насекомыми и паукообразными. А любителям раков советуем чудесного рака-богомола – единственного современного представителя гоплокарид.

Что ж, как видите, прожить на палеозойской диете можно. А если принять во внимание, что выжившая с тех времен еда, несомненно, богата суперполезными веществами, которые закалили ее и помогли доэволюционировать до современности, то, употребляя ее, вы впитаете в себя всю витальную энергию прошедших поколений и проживете дольше. До самого меллонозоя, где вас сожрет на ужин голодный родентоид.

Текст: Виктор Ковылин. По материалам: Lucky Peach. Иллюстрация: Кaye Blegvad