batrachospermum (batrachospermum) wrote,
batrachospermum
batrachospermum

Categories:

«Отчего люди не летают так, как… стегозавр?»

Именно так могла воскликнуть древняя Катерина из мезозойской пьесы Островского «Гроза», причем «гроза» – это про стегозавра, рептилию, несомненно, грозную, хоть и с маленькими мозгами.

Стегозавр входит в ряд иконических динозавров, знакомых всем с детства. Одна из его характерных черт – костные пластины вдоль хребта. Их 17 штук, и они располагались обособленно, не являясь выростами каких-либо костей внутреннего скелета. Предназначение этих структур до сих пор остается не до конца понятным, и по этому поводу в разное время выдвигались различные теории.
Первоначально считалось, что они нужны для защиты от нападения сверху более высоких хищников, однако пластины были слишком хрупкими, а, кроме того, бока животного оставались незащищенными, поэтому от этой гипотезы отказались. Другая версия – они были пронизаны кровеносными сосудами и участвовали в терморегуляции (как, например, уши современных слонов). Вероятнее всего, что данные пластины служили в качестве визуальных сигналов – для устрашения противников или распознавания друг друга, – но могли выполнять и сразу несколько функций.

Одну из самых безумных гипотез на этот счет предложил в 1920 году Уильям Баллу (William Hosea Ballou): по его мнению, пластины нужны были стегозавру… для планирующего полета. В газете Ogden Standard-Examiner (выпускалась в Огдене, штат Юта, США) вышла статья, в которой мистер Баллу, журналист с некоторым естественнонаучным бэкграундом, спекулирует о том, как «природа пробовала себя в создании первого аэроплана».


Иллюстрация из Ogden Standard-Examiner, на которой изображены 3 стегозавра: один из них вот-вот полетит со скалы, другой готовится к полету, а третий уже прилетел и напугал человекоподобного предка. Эта потешная гоминида – выдумка художника Уинзора Маккея, известного карикатуриста и пионера мультипликации. Баллу же более осторожен: «Много тысячелетий должно было еще пройти, чтобы эволюционировал хотя бы волосатый предшественник человека», – пишет он.

Ну, вы представляете себе стегозавра – это такая громоздкая и неповоротливая махина, метров десять в длину, под чьим хвостом мог пешком пройтись современный взрослый человек, если бы жил в юрском периоде. (А мог и жить – через пару лет тот же Уильям Баллу на страницах журнала New York Sunday будет дивиться окаменевшей в триасе подошве башмака – было в чем погулять человеку под стегозаврами в мезозойские времена.)
Однако и у этого исполинского пресмыкающегося в арсенале отыскались приспособления к полету!

Во-первых, пластины на спине, пишет Баллу, могли опускаться и подниматься по воле хозяина. В опущенном состоянии они выстраивались в плоскость, как у дельтаплана. (На самом деле стегозавры не могли двигать своими пластинами, но старина Баллу этого не знал.)
Во-вторых, поверхность кожи у рептилии была обтекаемая, а это, согласитесь, важно для воздухоплавания. Стегозавра вообще надлежит признать «отцом всех (летательных) аппаратов, что тяжелее воздуха», отмечает Баллу.
В-третьих, кости у динозавра полые, как у птиц, и пластины тоже легкие – вообще вес стегозавра был не так велик, как предполагалось прежде. А первооткрыватели оценивали его тонн в 20 и даже больше. Баллу ссылается на знаменитого американского палеонтолога Барнума Брауна, который уменьшил вес стегозавра до нескольких тонн. Сегодняшняя средняя цифра – 4,5 тонны.

Интересно, но и она, возможно, будет в скором времени пересмотрена. На прошлой неделе в Biology Letters была опубликована статья, в которой предлагается новая точная методика определения массы ископаемых животных с помощью лазерного сканирования скелетов. По новым расчетам, вес, например, брахиозавра Giraffatitan brancai – крупного позднеюрского зауропода – оказался в 4 раза меньше прежних оценок: всего 23 тонны. (Подробнее: Maleus temporum.)
После пересчетов точно так же может поменяться и официальный вес стегозавра. А уж 1-тонный стегозавр вообще запорхает, словно птичка!


Источник: The Optimistic Painting Blog

Уильям Баллу, однако, оперирует старыми значениями и, будучи не совсем уж чокнутым, вынужден отказать стегозавру в покорении неба. Воспарить над землей неуклюжее и медлительное животное вряд ли могло, отмечает он, но планировать с высоты на землю и с ветки на ветку – пожалуйста! «Стегозавр был причудливой исполинской летучей белкой своего времени», пишет фантазер Баллу, тем не менее, «окажись он в нашем времени, пилоты обставили бы его за считаные минуты». Ничего себе сравнил.

Кроме «отца воздухоплавания» Баллу наделил юрскую рептилию и титулом ни много ни мало «отца всех птиц». «Фабрика, на которой была сделана первая птица» – именно так называет стегозавра креативный журналист. По его мнению, здесь есть рациональное зерно с точки зрения систематики, ведь стегозавр принадлежит к группе птицетазовых динозавров (отряд Ornithischia). Его триасовые предки тоже были растительноядными птицетазовыми динозаврами – а значит, предпосылки к полету появились в эволюции и до стегозавра, заключает Баллу.
Из этой же группы он уверенно выводит такие «живые ископаемые», как пингвин и страус. Последний, что самое интересное, является «частично рептилией, частично млекопитающим, частично птицей». Ну а что, все же видели, как страусята сосут страусихино вымя, после чего сбрасывают чешую и уползают в норку, разве нет?

На самом деле Баллу стал жертвой заблуждения, в которое и по сей день впадают люди, мало знакомые с систематикой динозавров. Дело в том, что птицы произошли вовсе не от птицетазовых, а от одной из групп ящеротазовых динозавров (отряд Saurischia), у которой «птичий» таз возник повторно и независимо от птицетазовых. Такими вероятными птичьими предками были дромеозавриды (семейство Dromaeosauridae) – небольшие хищные динозавры, к которым, в частности, относятся велоцирапторы, дейнонихусы и микрорапторы.
С 1870-х до 1960-х годов встречались палеонтологи, которые выводили птиц от птицетазовых динозавров, но Уильям Баллу зашел совсем уж далеко в своих шальных фантазиях, отмечает Брайан Свитек, чья заметка в The Smithsonian Magazine побудила нас к написанию этой статьи.

Интересно, что его летучий стегозавр, вполне возможно, вдохновил популярного американского писателя Эдгара Берроуза, в чьей книге «Приключения в недрах Земли» (1930) можно встретить именно такого стегозавра – при помощи спинных пластин превращающегося в «гигантский живой планер». Вот так околонаучный домысел осел на литературной, научно-фантастической почве.
Описанный Баллу ящер – действительно, больше science fiction, чем science, но в статье идет явная «мимикрия» под науку, причем сложно сказать, верит ли сам автор искренне в предложенную гипотезу или прикалывается. Если второе, то это самое что ни на есть science faction – пограничный между литературой и научной журналистикой жанр, к которому нередко прибегает наш любимый журнал. И Уильяма Баллу просто обязаны были сделать колумнистом «Батрахоспермума»! Что за недосмотр?! Похоже, редакция была по уши занята выживанием в новой, Советской России и перипетиями Гражданской войны…


Вот так могла бы выглядеть обложка «Батрахоспермума» со статьей Уильяма Баллу (только год был бы 1920-й), если бы мы нашли и угрозами заставили работать на нас этого капиталистического прихвостня
Tags: Батрахоспермум, палеонтология, разбор полетов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments