batrachospermum (batrachospermum) wrote,
batrachospermum
batrachospermum

Categories:

Мини-Батрахоспермум № 12(52)!



[ВНИМАНИЕ: ЧЕРНЫЙ ЮМОР. В данном номере Батрахоспермума содержатся суждения, которые могут идти вразрез с нравственными убеждениями читателей. Настоятельно рекомендуется не принимать их всерьез. – villy_kovelli ]

Наступили времена, когда становится явью то, что раньше мы могли увидеть лишь в научно-фантастических фильмах. В одном из них – «Остин Пауэрс: шпион, который меня соблазнил» – любознательные зрители видели занимательного питомца доброго доктора Зло – его мини-клона, которого он называл Mini-Me, т. е. «мини-я».
Современные технологии позволяют воплотить фантазию о «мини-ми» в реальность, благо изготовить его довольно несложно: процедура клонирования давно не внове, а «минимизация» клона может быть достигнута точечным воздействием на генотип, следствием чего станет недостаток гормона роста у вашей копии.
Этому приятному обстоятельству мешают несколько весомых факторов. Во-первых, во всех нормальных странах мира репродуктивное клонирование* запрещено на законодательном уровне. Это также означает, что у ученых-клонологов нет практики, поэтому сидят они без дела, лишь изредка клонируют ежика-другого и все… А потом будем удивляться, почему у заказанного нами клона уродства во все стороны торчат…

* Репродуктивное клонирование (в отличие от терапевтического, служащего для получения стволовых клеток от эмбриона, развитие которого продолжается по регламенту не более 14 дней) предполагает, что новоявленный индивид будет вести такую же жизнь, как и все остальные люди, и даже (вот те раз!) получит имя и гражданские права!

Во-вторых, есть целый сноп этических проблем, возникающих в связи с клонированием: насколько это богоугодное занятие, как будет решаться вопрос о родстве и наследовании, как опять-таки быть с неудачными клонами? Скармливать поросям? Пока темы эти не проработаны юридически и теологически, лишь сорвиголовы от науки могут отважиться на создание гомункулюса.

Именно такие ученые и работают в научно-исследовательской группе Батрахоспермума! Разработанный ими проект позволяет обойти часть этических и правовых трудностей.
В обычной жизни спотыкаться приходится прежде всего о вопрос отношения к клону. Мы привыкли видеть в наших клонах таких же людей, как мы сами, – это и понятно, ведь слово «клон» для нас синоним «копии» – словно взяли наше тело и отксерили нам однояйцевого близнеца.
Идея «мини-ми» предполагает совершенно иной подход – к собственному мини-клону поневоле относишься не как к равноценному близнецу. Примерно так герой романа Энквиста «Низверженный ангел» относился к своей «жене» – женской голове, росшей у него изо лба: сознание своего превосходства, сопряженное с ним чувство ответственности и даже своего рода любовь. Подобное отношение практикуют и заводчики домашних питомцев, или (будем политкорректными) животных компаньонов. Если изначально рассматривать «мини-ми» как животного компаньона гуманоидной наружности, его производство путем клонирования и дальнейшее использование выпадают из-под юрисдикции закона: заказать себе «мини-ми» лишь немногим замороченнее, чем сходить в зоомагазин.

«Мини-ми» – это эксклюзивный товар, а раз так, то его характеристики должны соответствовать понятию товара. А товар, как известно, не ропщет. Если, конечно, он не крепостной крестьянин или раб – но такой товар запрещен законом. Младенцы, которыми торгуют нерадивые матери, также вне закона, хотя они и не ропщут. Предполагается все же, что младенцы – потенциальные «ропчуны» и, повзрослев, они вряд ли спокойно примут тот факт, что когда-то с ними обошлись как с товаром.
Однако закон довольно равнодушен к судьбе существ, за которыми априори не может числиться роптание ни в дитячьем, ни во взрослом виде, именно поэтому животные – это товар, и товар ходовой. Так почему бы не воспользоваться этой юридической прорехой и не низвести мини-клона до животного состояния, вмешавшись еще на эмбриональной стадии в его мозг и организовав ему искусственную умственную отсталость, чтобы не ропталось?

Тем, кто решается завести для своего ребенка «мини-ми», ведь не нужен полноценный бонусный сынок. Полноценный сынок у них уже есть – зачем еще один за дополнительные усилия и деньги, да еще и с идентичным генотипом? А вот животный компаньон для сына не помешал бы. И здесь «мини-ми» даст фору всем остальным кандидатам, поскольку ни рыбка, ни хомячок, ни аксолотль, ни собачка не в состоянии принести столько пользы для семьи, сколько особь своего вида, с родными к тому же генами. Понадобилась срочно кровь для переливания, доля печени или почка – обеспечит ли их вам попугай? Обеспечит ли? Обеспечит ли их вам попугай? Обеспечит ли попугай? Обеспечит ли? Обеспечит ли попугай? Нет, конечно! Может, какая-то свинья и смилуется и даст вам немного своей печени (да не надо сразу в рот-то ее класть, не на еду ж свинья дала, а для операции!), но захотите ли вы породниться со свиньей? Родная-то кровь, поди, лучше! Таким образом, репродуктивное клонирование в случае с «мини-ми» приобретает отчасти характер терапевтического, к которому закон относится куда мягче.

С появлением «мини-ми» возникает этический парадокс: словосочетание «член семьи» в отношении домашнего животного здесь уже не просто фигура речи, а биосоциальный факт. Само собой, к «мини-ми» испытываешь особые симпатии, которые и не снились банальной кошке, – «мини-ми» даже животным компаньоном язык не поворачивается называть, он – мини-компаньон, и это так же политкорректно, как и естественно. Все члены обществ по защите животных одобрительно кивают и показывают большой палец, устремленный ввысь.

Так или иначе, затея эта совершенно иного уровня, нежели разведение скота, и все же требует организации и соблюдения четкого кодекса, регламентирующего права хозяина и «мини-ми», взаимоотношения заказчика и госкорпорации, предоставляющей услуги клонирования, список необходимых документов, включая паспорт для «мини-ми»
(не гражданский, конечно, как у обычных людей, но и не как у кошки, чьи документы не более чем условность).
Важный момент: феномен «мини-ми» предполагает, что «оригинал» и «копия» должны быть примерно одного возраста – необходимое условие компаньонства (в противовес «разнопоколенным» отношениям, например детско-родительским), – и в кодексе должно быть четко обозначено это «примерно». Также мини-клон ни в коем случае не должен быть старше своего макси-компаньона.

В настоящее время проект научной группы Батрахоспермума дорабатывается, и мы надеемся в скором времени вынести его на рассмотрение в высшие инстанции и, если дадут «зеленый свет», приступить к созданию первого в мире предприятия по производству «мини-ми». На данном этапе мы нуждаемся в читательских советах по некоторым вопросам, касающихся «мини-ми». Читатели, принесшие наибольшую пользу, будут одарены сертификатом на одного бесплатного «мини-ми».

- Какая польза может быть от «мини-ми» помимо запасных органов?
- Нужно ли учитывать пожелания родителей основного ребенка относительно каких-либо качеств его мини-клона и «программировать» их на генном или нейрологическом уровне?
- Насколько интеллектуально развит должен быть «мини-ми»?
- Нужно ли подвергать «мини-ми» кастрации?
- Какие права и обязанности должны быть у мини- и макси-компаньонов в отношении друг друга?

Фото для обложки: Сергей Михайлов.
Рисунок на футболках: Алёна Жукова, Люба Жукова, какая-то Даша, дядька из сервиса Euro-Print.
Tags: антропология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments