Category: еда

Батраси

Здесь вас приветствует редакция Батрахоспермума!

БАТРАХОСПЕРМУМ – это научно-развлекательный журнал-мутант для любознательных и вежливых людей с чувством юмора.
Мы пишем о научных открытиях, природных явлениях, человеческих существах и их соседях по планете Земля и сверхскоплению Ланиакея.
Вы читаете интересно написанные и уникальные для Рунета истории, которые готовят для вас специально натасканные миньоны, руководимые могучим гипермозгом самой разумной в мире водоросли.

Этот ЖЖ служит филиалом "Батрахоспермума", где выкладываются анонсы статей на сайте. В друзья он никого не добавляет, это не блог общительного пользователя ЖЖ, а площадка для распространения информации о наших свежих статьях. Основная тусня читателей происходит В Контакте и на Фейсбуке. Там в режиме блога регулярно появляются интересные сюжеты, которые здесь не выкладываются.

Все материалы Батрахоспермума защищены авторским правом. При копировании и перепечатке ссылка обязательна.

БАТРАХОСПЕРМУМ is a magazine for smart and curious people with sense of humour. It offers science news, opinion and interpretation of science through the prism of humour and fiction (science faction).
Батраси

Как называет тебя курица? Ко-ко-ко-о-оля

«Мелисса Кои занимается настоящей наукой, наблюдая за десятью курицами у себя в Остервилле, и порой делает важные и интересные открытия. Об одном из них она рассказала мне недавно – я аж дар речи потеряла.

Курицы придумали для нее имя. Звучит оно примерно так: «ко, ко-ко-КО-О-О!».



«Выхожу я, значит, чтобы насыпать им корма, – рассказывает она. – А наша старшая курица, Гроза Устриц (на фото), начинает кудахтать каким-то странным голосом, я раньше никогда такого не слышала». Это было не просто «кек? кек?» – «привет» по-куриному. И явно не «квох, квох, квох» – это по-куриному «я сейчас отложу яйцо», а Гроза Устриц уже слишком стара для таких подвигов (Кои называет это «хенопаузой», от англ. hen – курица). Она четко и выразительно говорила «ко, ко-ко-КО-О-О!», добавляя в конец высокую ноту, словно фанфары.

«Это звучало так торжественно, – умиляется Кои. – Она словно оглашала приход королевы!» А потом Кои обратила внимание, что и другие курицы стали так кокотать, едва заметив ее приближение. Отсюда вывод: увидев хозяйку, курицы зовут ее по имени».

Научный журналист Сай Монтгомери рассказала, о чем кокочут курицы и кто еще готов вас как-нибудь назвать. История целиком
Батраси

Кулон из кускуса и бусы из бабируссы

Свежая новость с острова Сулавеси (Индонезия): в одной из его пещер обнаружены образцы древнего искусства возрастом 30–22 тыс. лет – просверленная косточка пальца медвежьего кускуса и бусины из зубов свиньи бабируссы, а также камни с геометрическими узорами непонятного смысла. Кроме того, в пещере много рисунков охрой, и еще нашлась костная трубка, дуя в которую древние люди могли наносить на стены пещеры «отпечатки» ладоней. Самая древняя такая ладошка была найдена ранее в другой пещере острова, ей по меньшей мере 40 тыс. лет, то есть примерно того же возраста, что и древнейшие художества в европейских пещерах, – об этом открытии ученые сообщили осенью 2014 года.



Медвежий кускус и бабирусса – эндемики острова Сулавеси, где вообще много эндемичных животных обитает. Авторы открытия полагают, что встречи с диковинными созданиями влияли на духовные воззрения древних Homo sapiens, покоряющих новые территории. Бабирусса точно их впечатлила: в той же статье 2014 года говорится о чудесном пещерном рисунке свиньи возрастом около 35,5 тыс. лет. Возможно, животный тотемизм и культура особых духовных взаимоотношений с животными появилась у мигрантов еще до того, как они заселили Австралию, предполагают ученые.

Научная статья:PNAS (Brumm et al., 2017). По материалам: EurekAlert!
Батраси

Батат, арахис и какаша

В 1952 году японские приматологи, работавшие на острове Кодзима, стали подкармливать местных японских макак (Macaca fuscata) бататом, чтобы животные привыкли к людям и позволили им себя исследовать. Сладкий картофель очень понравился обезьянам, вот только им приходилось очищать клубни руками от грязи и песка, остатки которого все равно потом неприятно скрежетали на зубах. Осенью следующего года юная макака по кличке Имо неожиданно придумала решение – она стала мыть клубни в реке. Через месяц полезную привычку переняла ее подружка, еще через четыре – мать, затем сестры, другие подружки и их матери. Через 4 года уже 15 обезьян мыли батат, а к 1962 году это делали почти все члены стаи, за исключением старых и гордых самцов, которые мало общались с молодняком. Имо положила начало настоящей культурной традиции – до сих пор макаки Кодзимы моют бататы перед едой, не только в речной, но и в морской воде. Но приносит ли эта привычка пользу для их здоровья?



Эндрю Макинтош и Сесиль Сарабиан из Киотского университета решили проверить гигиену японских макак. В одном эксперименте им предлагали отведать вымытый либо обвалянный в песке батат. В другом – зернышки пшеницы или арахиса, помещенные на свежую обезьянью фекалию, либо на пластмассовый какандер, убедительный, но невонючий, либо на кусок коричневого пластика – в качестве контроля. В третьем опыте макаки собирали падшие желуди, а ученые отмечали, как часто они вытирают их руками или о шерсть перед едой.

В той или иной мере чистота вкусняшки оказалась макакам важна. Зернышки пшеницы с пластика были готовы съесть все, а вот с фекалии – не больше трети участников. Пластиковая какуля вызывала меньше сомнений, чем настоящая: больше половины макак отважились съесть глядящее с нее зерно. С батата песок они предпочитали счищать, но не всегда. В целом макаки проявили разную степень брезгливости: одни активно терли желуди, чистили бататы и воротили носы от фекалистых зерен, а другие были менее привередливыми. Самки оказались более разборчивыми, чем самцы.

Когда исследователи собрали экскременты пообедавших таким образом макак, то у более брезгливых обнаружили гораздо меньше паразитических яиц. Конечно, считать яйца паразитов – не самый точный способ измерять зараженность, но различия действительно были разительными: у самых гигиеничных макак оказалось в 7 раз меньше яиц, чем у наименее притязательных. Получается, гигиена и впрямь делает обезьян здоровее.

Впрочем, есть одно исключение, когда все полезные привычки отбрасываются в стороны. Это – арахис. Макаки ели любой арахис, где бы он ни лежал, хоть внутри какашки, охраняемой другими какашками! Возможно, здесь играет роль калорийность заветного боба, ради которой обезьяны готовы рисковать здоровьем, предполагают ученые. Либо они просто сильно обожают арахис, добавляет Макинтош.

По материалам: Discover
Научная статья: Biology Letters (Sarabian & Macintosh, 2015)
Батраси

Батрахоспермум № 21(83) – Термитниковый!

В новом номере нашего журнала мы собрали вместе пару наших статей о термитниках и добавили еще одну главу – о том, как ученые вычислили возраст и обнаружили самый старый из них (исследование вышло в октябре).



Прогуливаясь по африканской саванне, вы, должно быть, видели эти земляные башни, которые могут достигать больше 10 метров в высоту и порой так напоминают готические соборы, что рука сама тянется перекреститься. Но это не религиозные сооружения. Каждая такая башня представляет собой дом, ясли, склад, ферму… и пищеварительную систему. Да, это часть одной из самых удивительных пищеварительных систем на нашей планете, которая начинается внутри тел термитов и простирается наружу, вширь и вверх, пронзая небеса.
Collapse )
б

Сколько яиц ест Человек-паук на завтрак?

Спасая себя и других от падения оземь, Человек-паук тратит много паутины из рук, и для ее выработки ему необходима диета с невероятно высоким содержанием белка. Биохимик Марк Лорч из Халлского университета (Великобритания) прикинул, сколько яиц ему нужно есть на завтрак, чтобы вести свой супергеройский образ жизни, и изложил свои мысли в издании Conversation.



Допустим, паутинный шелк Человека-паука по своим характеристикам похож на шелк обыкновенного крестовика (Araneus diadematus). Это значит, что предел прочности у него такой же, как у струны для фортепиано – 1,1 млрд паскалей. Спайдермен весит 75 кг и, следовательно, вися на паутинной нити, натягивает ее с силой 735 ньютонов по формуле P = mg (вес равен массе, умноженной на ускорение свободного падения, примерно равное 9,8 м/с2). Если мы теперь поделим вес на прочность, то узнаем минимальную площадь поперечного сечения паутинной нити, при которой она может выдержать Человека-паука, – менее 1 мм. Сто метров такой паутины весят около 87 граммов.

Обратимся к яйцам. В одном яйце примерно 6 г белка. Если Спайдермену нужно после завтрака использовать 100 м паутины, то ему надо съесть 15 яиц. Казалось бы. На самом деле нужно учесть, что паутинный шелк преимущественно состоит из белка фиброина, 42% которого составляет аминокислота глицин. Но яйцо может похвастать лишь 10,7% глицина и серина (серин легко превращается в глицин, так что его тоже можно посчитать). Таким образом, следует учетверить дозу яиц, необходимую для производства 100 м паутины. Итого – 60 яиц на завтрак.

Но это лишь для небольшого подвига перед обедом. На деле же Человеку-пауку иногда нужно позарез спасти падающую с небоскреба Мэри-Джейн. Для такого случая требуется гораздо больше ста метров паутины. Марк Лорч в статье разбирает сцену из фильма 2002 года, и по его расчетам получается, что, для того чтобы поймать 50-килограммовую девушку после 7 секунд и 240 метров падения и удержаться вместе с ней на паутине, Человеку-пауку потребуется 1,3 кг шелка. А это примерно 900 яиц – для одной лишь этой сцены! У тети Мэй должны были возникнуть к племяннику вопросы, откуда в доме столько скорлупы.
б

Палеозойская диета

Сейчас стало модно питаться как предки, жившие в каменном веке, во времена охотников-собирателей. Это называется «палеодиета». Увы, не все знают точно, как это слово расшифровывается. Вы-то, конечно, в курсе, что имеется в виду палеолитическая диета, то есть диета древнего каменного века, до развития земледелия (2,5 млн – 10 тыс. лет назад). Но там и сям в Интернете мелькает иная версия – «палеозойская диета». Люди, пишущие это, похоже, не совсем понимают, что рекламируют. Но мы расскажем.



Палеозойская диета, несомненно, еще более аутентичная, чем палеолитическая. Ведь в палеозое не стоял вопрос даже об использовании огня и орудийной деятельности, то есть об обработке пищи. Палеозой – это первая эра фанерозойского эона, длившаяся с 542 млн до 251 млн лет назад, начиная с кембрийского взрыва, когда многоклеточная жизнь вспыхнула в удивительном многообразии, до массового пермского вымирания, самого масштабного вымирания в истории Земли, когда исчезло 96% морских видов животных, 70% наземных позвоночных и 83% насекомых видов. Меж тем предкам млекопитающих – цинодонтам – удалось этот катаклизм пережить, не вымерев полностью. Вот на их пищевые пристрастия и стоит, вероятно, опираться при разработке истинной палеодиеты.

Для удобства примем, что они были всеядными. Чем же они могли питаться, а чем не могли? Начнем с «не могли». Цветковых растений в палеозое не существовало – следовательно, можно позабыть об овощах, фруктах, ягодах, орехах (кроме кедровых), привычной нам зелени, бобовых, злаках и грече, растительных маслах, тростниковом сахаре, кленовом сиропе, меде, пиве и вине. Птиц и зверей тоже еще не было – а значит, до свиданья, яйца, молоко, сыр и другие молочные продукты, говядина, свинина, оленина, медвежатина и прочее звериное мясо. Омары, крабы и креветки появились только в мезозое, так что и их оставляем в морозилке.

Что же палеозойская природа нам оставила в меню? Водоросли! Папоротники! Хвощи! Кушай как эскимос! Правда, корни лугового хвоща эскимосы едят с тюленьим жиром, но о последнем даже не мечтайте. Грибы! Лишайники! Ягель! Кушай как олень! Семена гинкго и саговников можете отведать. Ранние хвойные известны из каменноугольного периода, так что кедровые орешки, плоды можжевельника, напитки из хвои и шишки-вкусняшки тоже придутся ко столу. Рептилии! Амфибии! Рыбы! А также их яйца и икра. И рыбий жир!

Нельзя простого огурца – съешь морского: голотурии-трепанги популярны в Юго-Восточной Азии и Приморье. Из других иглокожих отведайте икру морского ежа – раз уж простого ежа нельзя. Моллюсков можно – а это изысканные улитки, осьминожки и устрицы. А вот кальмаров раньше мелового периода ждать не приходится, так что увы. Вместо них ешьте медуз и червяков. И не брезгуйте насекомыми и паукообразными. А любителям раков советуем чудесного рака-богомола – единственного современного представителя гоплокарид.

Что ж, как видите, прожить на палеозойской диете можно. А если принять во внимание, что выжившая с тех времен еда, несомненно, богата суперполезными веществами, которые закалили ее и помогли доэволюционировать до современности, то, употребляя ее, вы впитаете в себя всю витальную энергию прошедших поколений и проживете дольше. До самого меллонозоя, где вас сожрет на ужин голодный родентоид.

Текст: Виктор Ковылин. По материалам: Lucky Peach. Иллюстрация: Кaye Blegvad
б

Дыхалка, что пронзает небеса

Прогуливаясь по Бангалору, вы, вероятно, видели эти земляные башни, столь похожие на некоторые здания Антонио Гауди, что хочется тут же закинуться тапасами с хамоном и сплясать фламенко. Но нет, вы на юге Индии и, кроме карри и красной точки над переносьем, у вас в кармане больше ничего нет. Разве что маленькие сенсорные датчики для определения скорости и направления потоков воздуха и концентрации углекислого газа. И их можно сунуть в эти башни – творения термитов Odontotermes obesus.


Термитник Odontotermes obesus в Южной Индии. Фото: Hunter King, Sam Ocko

Физики из Гарвардского университета (США) таким образом исследовали более двадцати термитников Бангалора, желая выяснить, зачем нужны эти пустующие небоскребы поверх подземных гнездовий термитов. Конструкциям, которые могут быть выше человеческого роста, издавна приписывали роль сложных систем кондиционирования, но как именно они работают, было неизвестно: то ли рассеивают тепло от гнезд, то ли продуваются ветрами, то ли еще что. Оказалось, что система действует как огромное легкое, которое делает один вдох и выдох в сутки, изгоняя из термитника избыток углекислого газа, образующегося в результате подземной активности насекомых.

Днем воздух в опорных башенках нагревается и поднимается, а в центральную трубу проникает более прохладный воздух. Ночью температура снаружи башни становится ниже, и воздух выходит из трубы, увлекая за собой замшелые газы, скопившиеся за день. Температура в трубе при этом остается относительно постоянной. Получается этакий внешний орган коллективного дыхания, реагирующий на изменения температуры.

Ветер не может служить фактором вентиляции, поскольку поры между слагающими башню частичками почвы слишком малы. Нагревание от жизнедеятельности термитов также пришлось исключить, потому что такие же конвективные ячейки, как выяснилось, формируются и в башнях над покинутыми термитниками. То есть вентиляция происходит благодаря самой конструкции башни.

Исследователи хотят теперь посмотреть, работает ли механизм в башнях других видов термитов. И конечно, считают, что их открытие может найти себе применение в человеческой архитектуре. Только представьте себе дышащий дом, который днем самостоятельно кондиционирует помещения, а ночью автоматически удаляет все ваши газики. Главное, чтобы кашель не подхватил.

По материалам: Newswise, The Boston Globe
Научная статья: PNAS (King et al., 2015) (добавлено 30.08.2015)
б

Токипона делает жизнь pona

На китайский язык слово «компьютер» переводится как «электрический мозг», в исландском компас – «указатель направления», а микроскоп – «наблюдатель малого», в языке индейцев лакота лошадь – «чудо-собака». Новые слова создаются путем комбинации уже существующих. Каков минимально необходимый словарный набор для описания всего, что нужно? Канадка Соня Ланг, придумавшая в 2001 году язык токипона, а также его многочисленные поклонники уверены, что 123 слов вполне достаточно.



Токипона построена на обобщенных терминах, и одно и то же слово может выполнять разные функции в зависимости от контекста. Стол может переводиться как supa sitelen («мебель для письма»), supa moku («мебель для еды») или supa kiwen ike («мебель жесткая плохая»), если ты о него ушибся. Слово anpa может означать как «пол», так и «нанести поражение», lawa – «голова», «контролировать». Если автомобиль ты рассматриваешь как движущееся помещение, то переводишь его – tomo tawa. Если же это жесткий объект, сбивший тебя, – kiwen utala.

Автомобиля самого по себе нет и быть не может – это неестественный предмет. «Меня вдохновили охотники-собиратели, – признается Ланг. – Я подумала: каково это просто быть человеком природы, взаимодействовать с предметами самым простым образом?» В токипоне есть несколько слов для обозначения живых организмов (kala – рыба, waso – птица) и лишь одно для современных технологий – ilo, «инструмент». С помощью других слов можно уточнить функцию этого инструмента. Но некоторые почитатели языка считают, что есть вещи, про которые вообще не нужно говорить.

В токипоне всего 5 цветов: loje (красный), laso (синий), jelo (желтый), pimeja (черный), walo (белый). Все остальные можно получить их смешением: loje walo – это розовый, laso jelo – зеленый, pimeja walo – все 50 оттенков серого. Чисел также минимум: wan (один), tu (два) и mute (несколько/много). Кто-то использует слово luka (рука) для обозначения пяти, а mute – для десяти. Слова добавляются друг к другу, пока желаемое число не будет достигнуто. Некоторые люди с математическим складом ума утверждают, что могут даже произнести многозначные числа, да еще и с дробями, смеется Ланг.

Но на самом деле чем проще, тем лучше – вот главная концепция токипоны. В обычной жизни так много приходится говорить лишнего, прежде чем сказать, что ты хочешь на самом деле. Ох уж эта вежливость: «Если вас не сильно затруднит, не могли бы вы принести мне чашечку кофе?» В токипоне ты просто говоришь: «Принеси мне кофе». Там нет слов «пожалуйста» или «спасибо». Их можно выразить языком тела – например, поклониться на японский манер. Или сказать pona – слово, которое выражает все хорошее и… простое.

Само название языка – toki pona – можно перевести как «хороший разговор», «простой язык», «язык добра». Это самый добрый и позитивный в мире язык, и звуки с буквами, отобранные для него из латиницы, самые что ни на есть приятные и удобные для произношения. Всего 14 букв – 5 гласных (a, e, i, o, u) и 9 согласных (j, k, l, m, n, p, s, t, w). Их комбинации прямо-таки предназначены для разговоров о чем-то милом и кавайном, о чувствах и котятках. И обратный эффект: разговаривая на токипоне, замечаешь, что мир вокруг тебя становится лучше, а сам ты – добрее. Все вокруг превращается в одно огромное и сплошное pona. И прилетают ангелы.

По материалам: The Atlantic, Википедия
б

Древние люди предпочитали молодую слонину

В последнее время отношение нашего общества к неандертальцам поменялось в лучшую сторону. Мы перестали видеть в них неотесанных дикарей, способных лишь дубиной махать и рычать, нахмурив дуги. Научные данные говорят о том, что у них и речевой ген FOXP2 был как у нас, и сородичей они хоронили во Христе, и абстрактное мышление было развито, и даже живописи абстрактной не чурались. Эстеты прям. Неудивительно, что некоторые наши сапиентные предшественники велись на неандертальцев и вступали с ними в отношения. Может, и в пищевых привычках неандертальцы демонстрировали вкус? Не просто пихали в рот все, до чего дотянутся грязными лапами, а имели определенные представления о вкуснятине и деликатесах?

Исследования палеодиеты, как правило, фокусируются на том, что древние люди ели, а не что они любили есть. Специалисты из Тель-Авивского университета (Израиль) постарались исправить это недоразумение. Они проследили за пищевыми взаимоотношениями людей и хоботных на протяжении палеолита и по итогам ревизии пришли к выводу, что неандертальцы, как и представители других древних человеческих видов, с удовольствием лакомились молодой слониной в собственном соку.



Кости мамонтов и других древних хоботных со следами свежевания часто встречаются на палеолитических сайтах по всему миру. Наш главный редактор в свое время даже привез откопанный им бивень с Зарайской стоянки и теперь разговаривает с ним у себя в кабинете. Особенно много таких костей принадлежат юным особям. С одной стороны, детеныши представляют собой более легкую добычу, с другой – даже младого слона не так уж просто поймать и убить. Ученые не исключают, что древние люди на них охотились специально, потому что они особенно вкусные. На некоторых стоянках среднего плейстоцена им даже вскрывали черепа – возможно, их обитатели, коими были эректусы и гейдельбергские люди, желали отведать нежные мозги несмышленых слоников.

Встает вопрос: насколько слонята действительно вкусны? Из этнографических работ известно, что охотники лянгула, живущие в Восточной Кении, предпочитают мясо молодых слонов из-за их особых вкусовых качеств. С ними в целом солидарны представители других народностей: слоны – в особенности юные – сладки, жирны, сытны, вкусны, и дайте им Мишлена. А исследования биохимии жировой ткани слонины показывают, что молодое мясо имеет и более высокую пищевую ценность в сравнении со зрелым. Если с чувством вкуса у древних людей все было в порядке (а известно, например, что неандертальцы воспринимали по крайней мере горький вкус, и вариация соответствующего гена была как у современных людей), то они не могли не подметить гастрономических прелестей своих хоботных современников.

Сидя у костра, наши предки трепали отщепы, вырабатывая из них орудия, и мечты их в это время были заняты юными слониками. «Я убежден, что вкусовые предпочтения в древние времена служили мотивирующей силой для эволюции человека, двигая вперед его творческие и инженерные способности», – говорит Хагар Решеф, один из авторов исследования. Чтобы поесть, необходимо прикладывать усилия, пашешь ли ты поле, или точишь копье, или нажимаешь кнопку мультиварки. А в стремлении получить еще более вкусную пищу – работаешь мозгом: изобретаешь новое орудие, новый рецепт. Действительно, быть может, именно погоня за вкусняшкой в итоге сделала нас разумными людьми?

По материалам: National Geographic
Научная статья: Quaternary International (Reshef & Barkai, 2015)