Category: знаменитости

Category was added automatically. Read all entries about "знаменитости".

Батраси

Здесь вас приветствует редакция Батрахоспермума!

БАТРАХОСПЕРМУМ – это научно-развлекательный журнал-мутант для любознательных и вежливых людей с чувством юмора.
Мы пишем о научных открытиях, природных явлениях, человеческих существах и их соседях по планете Земля и сверхскоплению Ланиакея.
Вы читаете интересно написанные и уникальные для Рунета истории, которые готовят для вас специально натасканные миньоны, руководимые могучим гипермозгом самой разумной в мире водоросли.

Этот ЖЖ служит филиалом "Батрахоспермума", где выкладываются анонсы статей на сайте. В друзья он никого не добавляет, это не блог общительного пользователя ЖЖ, а площадка для распространения информации о наших свежих статьях. Основная тусня читателей происходит В Контакте и на Фейсбуке. Там в режиме блога регулярно появляются интересные сюжеты, которые здесь не выкладываются.

Все материалы Батрахоспермума защищены авторским правом. При копировании и перепечатке ссылка обязательна.

БАТРАХОСПЕРМУМ is a magazine for smart and curious people with sense of humour. It offers science news, opinion and interpretation of science through the prism of humour and fiction (science faction).
Батраси

Голодные глубоководные многощетинковые Элвисы

Элвисами данных червей-полихет прозвали биологи, поймавшие их в восточной части Тихого океана в 2004–2019 годах. Пластинки, покрывающие их тела, радужно переливаются, словно блестящие костюмы короля рок-н-ролла Элвиса Пресли! У того, к слову, тоже было много пластинок, весьма успешных. 🤩 Peinaleopolynoe elvisi

б

Убить одного, чтобы спасти пятерых, проще на чужом языке

Писательница Ева Хоффман, переехавшая из Польши в Америку и знающая оба языка, в своих мемуарах вспоминает, как эти языки сражаются в ее голове:

«Нужно тебе становиться пианисткой?» – звучит вопрос на английском. Это означает: «Нет, ты не должна. Ты не сможешь».
«Нужно тебе становиться пианисткой?» – тот же вопрос, но уже на польском. «Да! Любой ценой!»

Это может показаться странным, ведь язык для нас – способ передачи, а не изменения информации. Однако недавние исследования показали, что ответы могут зависеть от языка, на котором вопросы задаются. К примеру, люди, знающие китайский и английский, которые заполнили психологическую анкету на китайском языке, продемонстрировали более низкую самооценку по сравнению с теми, кто отвечал на те же вопросы на английском. В этом случае причиной могут быть различия в культуре. Читая вопросы на английском, участники подсознательно вспоминали американский стереотип «я лучше всех на свете», тогда как при чтении вопросов на традиционном китайском давала о себе знать скромность, считающаяся в Китае одной из главных добродетелей.

Родной язык или нет – это тоже имеет значение. Боаз Кейсар из Чикагского университета и его коллеги выяснили, что билингвы принимают несколько более разумные, рациональные решения, когда читают экономические кейсы на неродном языке. Данное явление было названо «эффектом иностранного языка».

В новом исследовании эти открытия были применены к морали. Альберт Коста и Боаз Кейсар решили выяснить, будет ли язык влиять на принятие решений, например, в известной дилемме с вагонеткой. «Тяжелая неуправляемая вагонетка несется по рельсам. На пути ее следования находятся пять человек, привязанные к рельсам сумасшедшим философом. К счастью, вы можете переключить стрелку, и тогда вагонетка поедет по другому, запасному пути. К несчастью, на запасном пути находится один человек, также привязанный к рельсам» (оригинальная формулировка английского философа Филиппы Фут). Допустимо ли это – убить одного человека, чтобы спасти пятерых?



Философы и психологи часто используют различные варианты этой дилеммы для изучения различных типов моральных суждений, включая прагматичное принятие решений. Прагматизм убеждает, что чем больше человек вы спасете, тем большее добро сотворите, так что вполне допустимо убить одного, чтобы спасти пятерых. Большинство – около 70% опрошенных – считают, что это допустимо. Психолог Джошуа Грини из Гарвардского университета (США), задавая этот и похожие вопросы испытуемым, выяснил с помощью сканирования мозга, что выполняющие исполнительные функции зоны префронтальной коры были активны – значит, испытуемые сознательно обдумывали решение.

В похожей дилемме для того, чтобы спасти пятерых, убив одного, необходимо действовать лично. Вы находитесь на мосту, а под ним мчится все та же вагонетка на все тех же пятерых несчастных. Вы стоите около тучного мужчины с тяжелым рюкзаком. Если вы столкнете его вниз, он погибнет, но остановит тележку, и это спасет людей. Это уже «персональная» дилемма: здесь, чтобы спасти жизни остальных, придется убить кого-то собственными руками, а вот первая дилемма таковой не является, ведь вам лично убивать никого не нужно. Те, кто решал дилемму с мостом, испытывали неприятные чувства вроде ужаса от необходимости обречь кого-то на верную смерть. Использование живого человека для таких целей кажется неправильным и невозможным, несмотря на спасение пятерых. Как правило, показатель допустимости у этой дилеммы куда ниже: около 12 – 20%. По словам Грини, здесь работают участки мозга, отвечающие за эмоции, а не префронтальная кора.



Давайте попробуем представить, что будет, если ту же дилемму придется решать на иностранном языке. Иностранный язык не затрагивает эмоциональные центры мозга так, как родной, поэтому можно ожидать более прагматичных ответов при представлении дилеммы на иностранном языке. Именно это и выяснили Коста и Кейсар. Читая и отвечая на родном языке, только 20% респондентов решили, что допустимо самому столкнуть кого-то с моста, чтобы спасти пятерых. При оценке ситуации на иностранном языке процент поднялся до 33. Среди пар языков были: английский и испанский (опрос проводился в США), корейский и английский (опрос в Корее), французский и английский (опрос во Франции), иврит и испанский, иврит и английский (опросы в Израиле).

В следующем исследовании Коста и его коллеги напрямую сравнили результаты обеих дилемм. Чтобы убедиться, что культурные нормы каждой страны не играют роли, они сравнили ответы испанцев, знающих английский, и наоборот – носителей английского, говорящих также на испанском. В персональных дилеммах прагматичных ответов на родном языке было получено меньше (18%), чем на иностранном (44%). Однако иностранный язык никак не влиял на неперсональные дилеммы, где результат был равен 71% в обоих случаях. Можно сделать вывод, что эффект иностранного языка имеет место при решении дилемм с сильной эмоциональной составляющей.

Это исследование важно, во-первых, с точки зрения изучения и проверки сообщений билингвов о том, что их родной язык кажется им более эмоциональным. Есть ли что-то в этих сообщениях, что выходит за рамки личных ощущений? Отличаются ли моральные обоснования на родном и иностранном языке в реальных жизненных ситуациях, за пределами дилемм? Во-вторых, затрагивается проблема механизмов принятия решений. Благодаря таким книгам, как «Думай медленно... Решай быстро» Даниэля Канемана, наука по-новому взглянула на разницу между эмоциями и логикой и между интуицией и обдумыванием. Ключевой вопрос в том, как получается так, что родной язык задействует эмоции и интуицию в большей степени, чем иностранный.



Одно из объяснений результатов, полученных учеными, в их работе почему-то осталось неизученным. Родной язык вызывает вполне логичное ощущение, что вы рассуждаете про «своих», и наоборот – иностранный язык «сигнализирует», что речь идет о чужаках, представителях аут-группы, как говорят психологи. И действительно, в одном из исследований было показано: если в условии дилеммы намекнуть, что люди на рельсах – иностранцы, ответы будут уже другими.

Исследование Косты, Кейсара и коллег также поднимает вопрос: а как насчет принятия решений на втором, но не иностранном языке? Те, кто прожили за рубежом долгие годы, часто говорят на языке своей новой страны не хуже, чем на родном, и чувствуют себя так же эмоционально вовлеченными в него. Дети иммигрантов, выросшие в двуязычной среде – один язык дома, другой в школе, – часто становятся так называемыми сбалансированными билингвами, одинаково владеющими обоими языками. Будут ли они принимать такие же прагматичные, менее эмоциональные решения? Изучение этого еще впереди, но, скорее всего, эффект иностранного языка работает лишь в период изучения второго языка, когда ему присуща сравнительно низкая эмоциональность, и в решениях сбалансированных билингвов или просто глубоко погруженных во второй язык людей не будет практически никакой разницы.

Сбалансированные билингвы, как правило, утверждают, что оба языка, на которых они говорят, одинаково эмоциональны для них. В недавнем исследовании испано-англоязычных билингвов изучалась электродермальная активность в те моменты, когда они слышали эмоциональные фразы на их первом и втором языках. У иммигрантов и людей, не погружавшихся в иноязычную среду полностью, амплитуда ЭДА была пониженной при прослушивании фраз на втором языке. А вот у сбалансированных билингвов она оставалась на том же уровне. Получается, что языки надежно вызывают эмоциональное возбуждение, когда используются в эмоциональном контексте. Это возбуждение, а также субъективные ощущения эмоциональной вовлеченности усиливаются по мере того, как человек погружается в среду второго языка.

Подготовила: Полина Иноземцева
По материалам: Scientific American
Батраси

Бирманская курносая обезьяна жива (а Майкл Джексон – нет)!

«Майкл Джексон реинкарнировал в обезьяну!» – под таким лозунгом прошло знакомство с новой для науки бирманской курносой обезьяной (Rhinopithecus strykeri) в 2010 году.


Слева – реконструкция 2010 года на основе изображений родственных видов курносых обезьян и мертвого экземпляра Rhinopithecus strykeri (см. ниже), отличающегося темной шерстью со светлыми местами в районе головы. Справа – живой Майкл Джексон.

Новый вид был открыт в начале 2010 года: кровожадный охотник подстрелил мартышку в лесу Мьянмы, сфотографировался с трофеем и после этого с аппетитом его сожрал – клочки так и ходили по закоулочкам!
В череп и прочий скелет зубы охотника вонзиться, слава богу, не успели – кости вовремя выхватил из его пасти Нгве Лвин, сотрудник мьянманской природоохранной организации BANCA. Благодаря тому что ему удалось убежать от охотника и не стать его вторым блюдом, наука получила в свое распоряжение материал для описания вида Rhinopithecus strykeri (назван в честь филантропа Джона Страйкера, который финансировал проект). Статья была опубликована в октябре 2010 в American Journal of Primatology.


Коварный охотник (справа) и дохлая, но вкусная бирманская курносая обезьяна (слева, ой, то есть внизу; слева-то, наверно, жена охотника, не обезьяна точно, хотя надо на всякий случай сделать генетический анализ, вдруг это еще один новый вид). Фото: Нгве Лвин

До недавнего времени это была единственная фотография данного примата. Один раз ученые все же смогли увидеть обезьянок воочию, но не успели заснять – они скрылись в чаще, помахав на прощанье своими длиннющими хвостами (почти в полтора раз длиннее тела с головой). Однако в конце концов животные «попались» – на прошлой неделе были обнародованы первые на Земле фотки живых обезьян этого редкого вида.
Collapse )