Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Батраси

Здесь вас приветствует редакция Батрахоспермума!

БАТРАХОСПЕРМУМ – это научно-развлекательный журнал-мутант для любознательных и вежливых людей с чувством юмора.
Мы пишем о научных открытиях, природных явлениях, человеческих существах и их соседях по планете Земля и сверхскоплению Ланиакея.
Вы читаете интересно написанные и уникальные для Рунета истории, которые готовят для вас специально натасканные миньоны, руководимые могучим гипермозгом самой разумной в мире водоросли.

Этот ЖЖ служит филиалом "Батрахоспермума", где выкладываются анонсы статей на сайте. В друзья он никого не добавляет, это не блог общительного пользователя ЖЖ, а площадка для распространения информации о наших свежих статьях. Основная тусня читателей происходит В Контакте и на Фейсбуке. Там в режиме блога регулярно появляются интересные сюжеты, которые здесь не выкладываются.

Все материалы Батрахоспермума защищены авторским правом. При копировании и перепечатке ссылка обязательна.

БАТРАХОСПЕРМУМ is a magazine for smart and curious people with sense of humour. It offers science news, opinion and interpretation of science through the prism of humour and fiction (science faction).
Батраси

Красота математики подвластна даже гуманитариям

«Математика – царица наук», – утверждал ее немецкий верноподданный Карл Фридрих Гаусс. И добавлял: «Очарование этой возвышенной науки открывается лишь тем, кто обладает смелостью погрузиться в нее». Британский философ и математический логик Бертран Рассел логично развивал сию идею: «Правильный взгляд на математику приводит не просто к истине, а к совершенной красоте». Но неужели постичь красоту царицы способны лишь ее преданные вельможи, а простолюдинам, что путаются в корнях и дивятся многочленам, сего природой не дано? 🥺
Дано, уверяют авторы исследования, опубликованного в научном журнале Cognition. Согласно результатам, оценить математическую красоту может любой человек, даже тот, кто умеет умножать только жизненные проблемы.

Батраси

О жизни и радостях Homo heidelbergensis

«Гейдельбергенсисы недаром имели крупный мозг. Он позволял им быть творческими людьми. Археологи давно обратили внимание, что ашельские орудия избыточно симметричны... В голову приходит закономерная мысль, что такое стремление к совершенству – это именно выражение душевного порыва к прекрасному. Пусть им не дано было высекать мраморные статуи, писать картины маслом и слагать поэмы пятистопным ямбом, но творить хотелось. Трехмерная симметрия рубил – не меньшее достижение, чем живопись или театральное искусство».

С любезного позволения издательcтва Corpus публикуем фрагмент из еще не вышедшей, но уже нашумевшей книги антрополога Станислава Дробышевского «Достающее звено».

Батраси

Сенопокалипсис Иеронима Босха

Факультативное чтение. На этот раз сугубо гуманитарное. У культуролога Валерии Косяковой вышла книга «Три апокалипсиса Средневековья», и она любезно поделилась с Батрахоспермумом отрывком о картине Иеронима Босха «Воз сена», который вам обязательно понравится. Прохиндеи и грешники, сексуальные символы, беременный лягушкой император Нерон и, конечно, много сена! Есть что поразглядывать на апокалиптичном полотне с пониманием дела и видом знатока! 😃



Презентация книги состоится 29 апреля в культурном центре «Пунктум».
б

Еще одна загадочная улыбка от Леонардо

Неуловимая улыбка Моны Лизы завораживает даже слепца. Под углом она есть, при прямом взгляде в губы – отсутствует. Как Леонардо да Винчи это удалось? Возможно, он практиковался на других портретах. Британские исследователи внезапно обнаружили тот же хитрый визуальный трюк на ином, более раннем полотне – «Портрете юной невесты» (La Bella Principessa). Это говорит о том, что улыбка Джоконды была не случайной удачей художника, а результатом кропотливых творческих изысканий.


Мона Лиза и Бьянка Сфорца. Иллюстрация: Леонардо да Винчи

Невестой с портрета предположительно являлась 13-летняя Бьянка, внебрачная дочь герцога Лодовико Сфорцы, который заправлял Миланом в 1490-х. Картина была заказана – опять же предположительно – в 1495 или 1496 году в честь предстоящей свадьбы Бьянки с генералом миланской армии. Вся неловкость ситуации отразилась на картине: издалека кажется, что малолетняя невеста улыбается, а вблизи явственно проступает меланхолия. Как и у Моны Лизы, улыбка доступна для периферического, но не направленного зрения. «Поскольку улыбка исчезает, как только зритель пытается ее «поймать», мы назвали эту зрительную иллюзию «неуловимой улыбкой», – пишут исследователи, не подозревая, что мы первые придумали это словосочетание (доказательство – в начале статьи).

Collapse )
б

Хоботок бабочки сворачивается в золотую спираль

К славной компании «Витрувианского человека» Леонардо да Винчи, дисковых галактик, раковин наутилуса и улиток человеческих ушей присоединяются хоботки питающихся растительным соком бабочек. Согласно недавнему исследованию, они чудесно вписываются в золотую спираль и подчиняются принципу золотого сечения.


Хоботок бабочки Limenitis arthemis astyanax и его золотые черты.

Золотая спираль – это такая спираль, о свойствах которой вы, золотые мои, можете прочитать в интернете, как и о золотом сечении. Пропорции золотого сечения используют в своих произведениях художники, архитекторы и дизайнеры, потому что это придает работе эстетичность, а ценители красоты могут даже осыпать автора золотым дождем. В природе золотое сечение часто встречается в формате золотой спирали, и однажды ученые из Кентского университета (США) усмотрели намек на нее в свернутом хоботке бабочки и решили проверить, насколько это так.


«Большая волна в Канагаве» Кацусики Хокусая, Парфенон в Афинах, галактика Вертушка, раковина наутилуса – примеры золотых сечений и спиралей в произведениях искусства и объектах природы.

Шесть видов бабочек с разным типом питания трясли перед учеными своими хоботками, демонстрируя разнообразные конфигурации, и все это снималось на высокоскоростную камеру, чтобы потом можно было проанализировать. В итоге выяснилось, что геометрия свернутых хоботков действительно близка к золотой спирали, причем больше всего похожи на нее хоботки бабочек, питающиеся соками растений, но не нектаром или лужами (там натрий).


Кончик язычка питающейся растительными соками бабочки Limenitis arthemis astyanax. Прелестный.

Можно использовать это открытие для идентификации типа питания по хоботкам у незнакомых бабочек, считают ученые. Гуляешь такой, увидел бабочку, поймал рукой, глянул на хоботок: если он золотоспиральный – угощаешь ее соком, а если нет – бросаешь в лужу.

По материалам: EurekAlert!
Научная статья: American Entomologist (Lehnert et al., 2015)
б

В музеях обостряется чувство прекрасного

Зачем ходить в музеи, если можно посмотреть все дома на компьютере за чаем с корицей? Зачем длиннющие очереди отстаивать, чтобы поглядеть на мазюльки Ван Гога? Нам, бездушным андроидам, этого не понять. Возможно, люди в музее получают больше наслаждения от произведений искусства, лучше их понимают и запоминают. По крайней мере таковы результаты нового исследования австрийских психологов.


Мазюлька Винсента Ван Гога «Закат в Монмажуре» (1888).

Студентам-психологам в количестве 137 штук было предложено познакомиться с 25 работами из экспозиции музея MUSA в Вене – картинами, фотографиями и коллажами на тему самопознания, сексуальности и красоты. Одни студенты сперва смотрели цифровые репродукции, а спустя неделю шли в музей и видели все воочию. Другие – наоборот, сначала в музее, а через неделю на компьютере. Третьих вообще не пустили в музей, и они оба раза довольствовались виртуальной выставкой. После каждого смотра, реального или виртуального, студентов просили поведать о своих впечатлениях.

Те, кому посчастливилось попасть в музей, оценили реальные произведения более высоко – они воспринимались как более возбуждающие, позитивные и интересные по сравнению с цифровыми копиями. Кто сначала сходил в музей и потом смотрел на экране, проставили компьютерным изображениям еще более низкие оценки, чем видевшие их до похода в музей, – будто музейные экспонаты задали планку, в сравнении с которой все копии кажутся тщедушными подобиями. В третьей группе виртуальная выставка оба раза получила более низкие оценки, чем музейная экспозиция, отсмотренная остальными участниками, но не такие низкие, как «тщедушные подобия» во второй группе.

Также психологи проверяли, как студенты запомнили экспонаты после первого ознакомления, этот тест проводили через неделю после первого просмотра, непосредственно перед вторым. Так вот посетившие музей справились с заданием лучше. Предположительно, помогло само пространство музея и расположение экспонатов в экспозиции – когда студенты вспоминали одну работу, то в памяти всплывали и соседние. То есть контекст очень важен, и это противоречит концепции формализма, согласно которой впечатления от произведения искусства не зависят от времени и места ознакомления с ним.

Многие музеи сами по себе произведения архитектурного искусства – при входе в них испытываешь священный трепет, чувства обостряются. Дизайн галерей также, несомненно, влияет на работу органа чувства прекрасного, подчеркивает прелести экспонатов. Хорошая запоминаемость и усиленные впечатления говорят о большом образовательном потенциале музеев, отмечают авторы, и это объясняет, почему люди предпочитают инвестировать свое время и деньги в музейный экспириенс, вместо того чтобы киснуть с чаем у компьютера.

По материалам: BPS Digest
Научная статья: Acta Psychologica (Brieber et al., 2015)
б

О человеческой иноходи

Для начала встаньте в позу бегущего человека. Нет, серьезно, прямо сейчас встаньте, а потом продолжите читать. Можно отметить детали вашей бегущей позы в нашем опросе ВКонтакте. Интересненько же.


На протяжении человеческой истории художники регулярно изображают бегущих людей неправильно.
Collapse )
б

Причуды творцов повышают ценность их произведений

Существует стереотип о том, что талантливые люди эксцентричны, и в его поддержку можно найти множество примеров. Так, Чарльз Диккенс обожал морги, Виктор Гюго часто писал романы нагишом, Сальвадор Дали выгуливал муравьеда и вообще эпатировал публику по-всякому. Бетховен перед музицированием выливал на голову ведро холодной воды, Леди Гага носит платья из мяса, а Сергей Зверев исполняет свои талантливые песни в образе мудрой блондинки. Фридрих Шиллер мог работать, только если ящик его стола был набит гнилыми яблоками, а один наш одаренный редактор написал свои лучшие статьи во время того, как по его голой спине прохаживалась плетью могучая госпожа в костюме королевы Синдел.


Сальвадор Дали с домашним муравьедом выходят из метро, 1969 год

Психологи из Великобритании и Ирландии выяснили, что из-за этого стереотипа люди склонны переоценивать значимость творений эпатажных артистов: эксцентричность выступает своего рода маркером художественного мастерства, за исключением тех случаев, когда обсуждаемая работа слишком обычна или эта самая эксцентричность неискренняя.

В одном эксперименте 38 студентов оценивали картины Ван Гога более положительно, если им предварительно рассказали о том, как он отрезал себе ухо. В других двух опытах намного большему количеству студентов понравились работы вымышленного исландского художника (и они были названы более ценными), если экспериментаторы сообщили о его эксцентричности или показали фотографию, где он небрит и длинноволос (в противовес фотке, где он выглядит обычно – с короткой стрижкой и в стандартно опрятной одежде).


Йозеф Бойс, The Pack / Das Rudel (1969)

Еще два эксперимента выявили противоречивые моменты. Студенты выше оценивали инсталляцию The Pack немецкого постмодерниста Йозефа Бойса, если им говорили, что у него была привычка носить камни на голове. Однако та же уловка не сработала в случае итальянского скульптора Андреа дель Верроккьо и его довольно обычной «Дамы с цветами». Точно так же фото Леди Гаги, корячащейся в экстравагантном наряде, навело испытуемых на мысль о ее более высокой квалификации как артистки, если сравнить с выводами по фотографии, где она сидит в простом черном платье. Но если озвучивался тезис о том, что эта ее эксцентричность напускная и не более чем маркетинговый ход, эпатаж Гаги не спасал ее от прохладных оценок значимости ее творчества.

Ученые утверждают, что это первое исследование, в котором установлена связь между эксцентричностью автора и оценкой его произведений. В более ранних работах было показано, что размышления о необычных людях повышают продуктивность творчества, а рэп получал более положительные отзывы, если прослушивающим говорили, что его исполняет чернокожий артист.

По материалам: BPS Research Digest
Научная статья: European Journal of Social Psychology (Van Tilburg & Igou, 2014)

P.S. Данная статья была написана без участия доминатрикс.
б

Краткое пособие для начинающего музейного вредителя

Есть два типа маленьких жутких тварей, обитающих в музеях: те, которые не едят экспонаты (таких вряд ли можно назвать вредителями), и те, которые едят (типичные вредители). Для начала вы должны для себя решить, кто вы такой. Если мысль о поедании высушенных хрящей, деревянных полок, бумажных этикеток, определенных клеев, перьев или меха вызывает у вас отвращение – поди прочь, неженка, фиговый из тебя вредитель! Если же возможность пожевать внутренности черепа запускает у вас слюноотделительный рефлекс, продолжай читать, дружок, это пособие – для тебя.


Личинки коврового жука Anthrenus (такие, как справа) накрошили кость и оставили шкурки (слева)

Во-первых, вам нужно как-то проникнуть в музей. Для этого есть множество способов. Хороший проверенный метод – подцепить человека. Если вы ковровый жучила, живущий в любом доме, где есть ковер, – прямо забирайтесь на хозяина и отправляйтесь в путь. Те же, кто слоняется по улице в поисках еды, могут невзначай учуять слабый запах крошечек, случайно уроненных в музее семейкой людей, которые не сочли нужным прочитать вежливую просьбу «Пожалуйста, не ешьте в музее». Просто следуйте на запах, наслаждайтесь пикником, а после – никто вам не мешает приняться за вкусные музейные экспонаты.

Во-вторых, у опытного вредителя есть несколько стратегий, чтобы устроить в музее широкомасштабный хаос. Не съесть первое, что увидишь, и потом чапать в другой музей, а учинить что-то действительно стоящее, этакий музейный армагеддец! Есть, к примеру, очевидный биологический индикатор обжиралова – фекалии. Убедитесь, что вы оставили их повсюду – это привлечет других вредителей, и вместе вы сможете устроить куда более разрушительную вечеринку. Еще более эффективный способ попортить как можно больше музейного имущества – это размножиться. Откладывайте яйца по всему помещению, желательно в труднодоступных для ассистентов и их пинцетов местах, таких как носовые полости тушек животных или кости их ног. Ваше потомство вылупится – и вы объявите настоящую биологическую войну музейным работникам.

В-третьих, многие из вас, вредителей, развлекаются сбрасыванием покровов по мере роста, как змеи или пауки. Если вы как раз такой «многокожий», линяйте как можно больше, оставляйте ваши шкурки везде, где только можно. Они не только засорят собой музей, но и привлекут туда других вредителей, которые придут, чтобы съесть их. Двойная выгода.

Наконец, еще по прибытии в музей постарайтесь ознакомиться со списком самых ценных для науки экспонатов (обычно его можно найти у входа). Зная, что где находится, направляйтесь прямо к раритетам. Бывает, что ценные экспонаты арендуются другими музеями, так что у вас появится возможность прокатиться сразу по нескольким учреждениям, будто у вас есть музейная карта. Ну и в любом случае навредить раритету особенно приятно, плюс это добавит вам очков в рейтинге злостных вредителей – а кому не хочется попасть на доску почета «Лучший вредитель месяца» (фотография справа), а потом изъесть ее жвалами?

По материалам: UCL Museums & Collections Blog