Category: экология

Батраси

Здесь вас приветствует редакция Батрахоспермума!

БАТРАХОСПЕРМУМ – это научно-развлекательный журнал-мутант для любознательных и вежливых людей с чувством юмора.
Мы пишем о научных открытиях, природных явлениях, человеческих существах и их соседях по планете Земля и сверхскоплению Ланиакея.
Вы читаете интересно написанные и уникальные для Рунета истории, которые готовят для вас специально натасканные миньоны, руководимые могучим гипермозгом самой разумной в мире водоросли.

Этот ЖЖ служит филиалом "Батрахоспермума", где выкладываются анонсы статей на сайте. В друзья он никого не добавляет, это не блог общительного пользователя ЖЖ, а площадка для распространения информации о наших свежих статьях. Основная тусня читателей происходит В Контакте и на Фейсбуке. Там в режиме блога регулярно появляются интересные сюжеты, которые здесь не выкладываются.

Все материалы Батрахоспермума защищены авторским правом. При копировании и перепечатке ссылка обязательна.

БАТРАХОСПЕРМУМ is a magazine for smart and curious people with sense of humour. It offers science news, opinion and interpretation of science through the prism of humour and fiction (science faction).
Батраси

Лесные хомячки осмелели, пока хищники пужались поэзии

Летом 2017 года пумы, рыси и прочие обитатели калифорнийских гор Санта-Круз внезапно услышали стихи. Это эколог Джастин Сераси и его товарищи начитали их заранее в микрофон своими самыми приятными голосами, и теперь запись транслировалась через динамики. В уединенных уголках горного леса лилася милая и нежная поэзия. Животные прислушались. Некоторые повели ухом и заметно занервничали. Другие перестали жевать грызунов и насторожились. Иные бросили добычу и в страхе бежали. 🙀

Не то чтобы их ужаснула лирика или исполнение. Просто, какие бы мягкие человеческие голоса ни раздавались в лесу, диких животных, включая верховных хищников, они пугают до упячки. Люди – одни из самых страшных животных на Земле, они вселяют ужас даже в тех, кто призван сам вселять ужас в других. И этот ужас в квадрате резонирует по всей экосистеме, влияя на ландшафты и на пищевые цепи. 👻 Нестрашное продолжение

Батраси

Сотни моржей падают со скал на Чукотке из-за глобального потепления

«Для моржа безопасно спрыгнуть со льдины в воду по зову желудка. Когда он роняет свою тушу со скалы, возможно, он даже не понимает, что под обрывом не море плещется метром ниже, а пропасть зияет высотой в десятки метров, устланная каменистой твердыней берега. Или попросту не видит – зрение у моржей вне воды не ахти. Когда голод зовет – он просто прыгает вниз. Либо его подталкивают сородичи. И он летит, кувыркаясь по откосу, пока не присоединится к таким же несчастным – и мертвым – моржам на берегу». 😰
Видео в статье может вас опечалить, на всякий случай предупреждаем.

Батраси

Современное биоразнообразие суши не выше, чем десятки миллионов лет назад

Многие умники, а особенно ученые всяческие, полагают, что биоразнообразие с течением лет, эпох, эонов, эр растет и множится: сегодня оно якобы намного биоразнообразнее, чем миллионы лет тому назад. Как бы не так! В среднем число видов в экологических сообществах на протяжении десятков миллионов лет остается неизменным, посчитали специалисты из Великобритании, США и Австралии. По крайней мере это справедливо для сухопутных позвоночных животных.


Североамериканские сообщества наземных позвоночных в конце каменноугольного периода (более 300 млн лет назад), в первой половине мелового периода (110 млн лет назад) и в миоцене (15 млн лет назад). Иллюстрации: Mark Ryan, Mary Parrish, Jay Matternes.

С помощью современных компьютерных технологий авторы нового исследования проанализировали сотни тысяч находок, собранных за последние 200 лет на 30 тысячах местонахождений по всему земному шару, начиная с древности глубиной примерно 400 млн лет, когда позвоночные стали выползать на сушу дерзкими ихтиостегами. И вот какие паттерны сразу выскочили на экране компа: рост биоразнообразия происходит отрывисто, после быстрых всплесков следуют унылые плато длиной в десятки миллионов лет. «Это противоречит результатам многих экспериментов в современных экосообществах, – уверяет Роджер Клоуз, руководитель работы. – Теперь надо понять почему».

Причина остановки роста числа видов может быть в ограниченности ресурсов, таких как еда и пространство. Конкуренция за эти ресурсы препятствует вторжению новых видов в экосистемы, в итоге возникает баланс между видообразованием и вымиранием. После возникновения главных групп животных или крупномасштабных экологических катастроф вроде массовых вымираний рост биоразнообразия может происходить очень резко, но такие вспышки неизбежно сменяются долгими периодами застоя (или стабильности, если вам так нравится).

«Вопреки возможным ожиданиям крупнейший прирост в сообществах наземных позвоночных случился после массового вымирания, стершего с лица Земли динозавров 66 млн лет назад, в конце мелового периода, – добавляет Клоуз. – Всего за несколько миллионов лет локальное биоразнообразие увеличилось в два-три раза по сравнению с предвымиральным уровнем, что было обусловлено в первую очередь впечатляющим успехом млекопитающих». Ну а потом – десятки миллионов лет звериной скукоты. Так и живем пока. 😏

Текст: Виктор Ковылин. Научная статья: Nature Ecology & Evolution (Close et al., 2019)
Наша статейка в тему: Почему на суше больше видов, чем в океане, хотя он классный?
Батраси

Бесстрашие не дает страху менять ландшафт, но люди нагнетают и все портят

Хищники вселяют страх в своих жертв, и этот страх влияет на их поведение даже в отсутствие самих хищников. Под воздействием страха жертвы начинают оценивать ландшафт вокруг себя на предмет риска стать добычей. На открытых территориях с дальним обзором и множеством отступных путей намного безопаснее, чем на густо поросших растительностью и с уймой препятствий. Психологическую карту местности, основанную на рисках для жизни, экологи прозвали ландшафтом страха. Что интересно, ландшафт страха может формировать реальный ландшафт местности. И иногда в эти сложные экологические отношения встревает человек. 😱 Ландшафт страха!

Батраси

Батрахоспермум № 34(96) – Тотальное потепление


«Климатическая система – это злобная бестия, а мы тычем в нее палками», – еще двадцать лет назад предупреждал Уоллес Смит Броекер, американский геолог и климатолог, который ввел в употребление термин «глобальное потепление». Потревожь зверину – и она отреагирует самым непредсказуемым образом...

Есть целый ряд угроз, связанных с изменением климата, о которых многие забывают или даже не догадываются. В новом номере мы постарались заполнить этот пробел актуальными научными прогнозами относительно грядущих событий и не менее актуальными околонаучными фантазиями. Сложно сказать, что именно из этого воплотится в реальность и в какой мере, но в одном мнении эксперты единодушны: мы все умрем. 😱
Батраси

Предел приспособляемости и смертельно жаркое будущее

«Палеоклиматолог Мэттью Хубер из Университета Нью-Гэмпшира (США) значительную часть своей научной карьеры посвятил изучению тепличных условий, в которых жили ранние млекопитающие, и он считает, что у нас есть шансы вернуться в климат эоцена, бытовавший 50 миллионов лет тому назад, когда аллигаторы плескались у полярного круга, а на Аляске росли пальмы. «Современный мир станет намного жестче, чем во времена палеоцен-эоценового термического максимума, – утверждает он. – Но ящерки будут в порядке, птички тоже».

«Согласно модели Хубера и Шервуда, потепление в 7 градусов Цельсия превратит значительную часть земного шара в смертельно жаркий курорт для млекопитающих. Если нагрев еще продолжится, большая часть территории, населяемой людьми, перевалит за [предельное значение] и, как следствие, будет вынужденно покинута. В противном случае жители этих земель в буквальном смысле изжарятся насмерть».

Перевели для вас еще один фрагмент из свежей книги Питера Брэннена «Концы света». Осторожно: горячо!

Батраси

Мы окончательно и бесповоротно вступили в эпоху 400-х

Месяц назад произошло важное событие геологического масштаба, которое мало кто из нас заметил. 11 ноября погодная обсерватория на южном склоне вулкана Мауна-Лоа на Гавайях, где много лет производятся наиболее точные измерения уровня углекислого газа в атмосфере, зарегистрировала 399,68 молекулы CO2 на миллион. На следующий день их уже было 401,64 – и с тех пор ниже 400 среднесуточное значение не опускалось. Возможно, больше никогда и не опустится. И будущими поколениями среда 11 ноября 2015 года будет признана важной вехой в истории Земли – как конец славной и относительно прохладной эпохи 300-х.


Концентрация углекислого газа за последний месяц. 11 ноября 2015 года – последний день со среднесуточным значением ниже 400 частиц на миллион. Почасовые значения позднее опускались ниже, но в последние дни и они навеки поселились выше этой отметки

Изменения концентрации атмосферного СО2 описывает график Килинга – по фамилии Чарльза Килинга, под руководством которого с 1958 года начали производить ежедневные измерения СО2 на Южном полюсе, а затем и на Гавайях. Работа ученого стала первым научным подтверждением роста концентрации углекислого газа со временем и антропогенного вклада в современное изменение климата. У графика зубчатый профиль: с сентября по май значение растет в результате сжигания ископаемого топлива всякими любителями энергии и тепла, а с мая по сентябрь уменьшается примерно на два пункта благодаря летней работе растений в Северном полушарии. Поскольку скомпенсировать рост СО2 от сжигания горючего и естественных причин растениям за лето не удается, с каждым годом сентябрьское значение становится выше, и усредненная кривая идет вверх.


Концентрация углекислого газа за всю историю наблюдений, начатых Чарльзом Килингом в 1958 году. Это и есть график Килинга

Впервые значение 400 частиц на миллион было превышено в мае 2013 года, в новой сотне СО2 пробыл тогда всего несколько дней. В 2014-м – уже несколько месяцев. В 2015-м СО2 выше 400 – уже скорее правило, лишь на несколько месяцев он опустился ниже этой отметки в конце лета и сейчас снова идет в гору, к новой вершине. В следующем году мы могли бы ожидать среднее сентябрьское значение в районе 399,3 с суточным минимумом около 398. Но в этом году сильное Эль-Ниньо, среди эффектов которого – смещение дождей с тропических массивов суши в сторону океана и, соответственно, засуха в экваториальных лесах. К примеру, в Индонезии деревья в этом году горели так сильно, что страна в сентябре стала вторым в мире поставщиком СО2 в атмосферу после Китая. В последний раз индонезийские леса так горели в 1997 году, когда Эль-Ниньо было особенно мощным. С учетом выгорания сентябрьский минимум 2016 года прогнозируется на уровне 402 молекул на миллион.


Концентрация углекислого газа за два года

Октябрь 2015 года легко может стать последним при нашей жизни месяцем со средним значением до 400 (398,29). Ноябрьское значение уже превысило роковую отметку: 400,16 (в 2014 году – 397,27). Одновременно климатологи бьют в набат по поводу того, что уходящий год стал самым жарким за всю историю наблюдений, но через год чемпионское звание вполне может перейти к 2016-му. Даже если леса оправятся от затухающего Эль-Ниньо, это не вернет нас в прохладные 300-е, отмечает профессор Ральф Килинг, возглавляющий наблюдения на Мауна-Лоа после смерти отца. Окончательно преодолев отметку 400, мы официально стали жить в самое углекислое время за последний миллион, а может, и все 25 миллионов лет.

По материалам: The Atlantic, Scripps Institution of Oceanography
б

Сероводород прикончил триас в океане

Триасовое вымирание 201,3 млн лет назад стоит несколько в тени Великого, пермского, которое случилось примерно на 50 млн лет раньше и выкосило более 90% морских животных и 70% наземных. Тем не менее триасовое входит в «Большую пятерку» массовых вымираний, да и как можно его не любить, когда именно оно освободило экологические ниши для ненаглядных динозавров! Конечно, вы скажете, более половины животных Земли при этом было стерто с ее лица, но согласитесь, динозавры того стоили. Все эта радость, судя по всему, произошла благодаря углекислому газу из лав, извергнутых в результате усиления вулканической активности перед распадом суперконтинента Пангеи, а также метану, высвободившемуся при разложении донных клатратов. Эти два парниковых газа устроили на Земле такое глобальное потепление, о котором мы пока можем только мечтать.


Иллюстрация: Victor Leshyk

Вместе с тем информации о том, как при этом менялась химия Мирового океана, до недавнего времени было крайне мало. Поэтому исследователи из разных стран англоязычного мира объединились, чтобы проанализировать донные отложения Панталассы – гигантского океана, окружавшего Пангею, – которые ныне выходят на поверхность в виде прибрежных скал архипелага Хайда-Гуаи у северо-западного побережья Британской Колумбии (Канада). Различные типы биомаркеров в этих отложениях позволяют оценить обилие разных древних микроорганизмов в триасовых морях. И вот выяснилось, что в течение 600 тысяч лет после триасового вымирания вода у поверхности открытого океана была крайне обеднена кислородом, зато сероводорода было так много, что возникает вопрос: кто нафунял?

Это не секрет: повинны анаэробные зеленые серобактерии, размножившиеся в условиях повышенной концентрации углекислого газа в атмосфере и закисления океана. Отравление океанских вод сероводородом – продуктом жизнедеятельности этих микробов – не могло не повлиять на круговорот питательных веществ и привело к изменениям в цепях питания океанических экосистем, вплоть до полного их разрушения. То же самое произойдет вскоре и с современным Мировым океаном, поскольку темпы выброса CO2 в результате сжигания ископаемого топлива человечеством сопоставимы с теми, которые обеспечивали вулканы в триасе.

Но зато после того, как антропогеновое вымирание уничтожит жизнь в океане и на суше под вонючий аккомпанемент расплодившихся серобактерий, освободятся ниши для других существ, прогрессивных и живучих, и спустя миллионы лет Земля увидит расцвет каких-нибудь гигантских тихоходок, которые непременно будут более разумными, чем люди, и, возможно, более клевыми, чем динозавры.

По материалам: The Conversation, University of Southampton
Научная статья: Geology (Kasprak et al., 2015)
б

Без бонобо лес дождется гроба

Чтобы питать свое бездонное либидо и поддерживать силы для бесконечных сношений и мастурбаций, карликовым шимпанзе бонобо (Pan paniscus) необходимо есть много фруктов. И пока примат перемещается в пространстве в поисках секса, семена плодов перемещаются по нему и вместе с ним, выпадая с какашечкой в совершенно другом месте, чем то, где фрукт был употреблен. И как показало исследование французского биолога Давида Бона, многие виды растений Демократической Республики Конго так сильно зависят от бонобо, что в случае вымирания этих обезьян переместятся вместе с ними в райские кущи.


Бонобо такое бонобо. Фото: Martin Harvey

Ежедневно бонобо тратят на еду примерно 3,5 часа, а расстояние между точками питания и дефекации составляет в среднем 1,2 км. За жизнь одного карликового шимпанзе через него проходят 11,6 млн семян. Если покрыть ими ваше голое тело, то они уложатся в несколько десятков слоев и вы задохнетесь! Многие из этих семян не способны прорасти без обработки желудочными и кишечными химикалиями, которые размягчают оболочку, позволяя семени в дальнейшем абсорбировать воду и дать росток.

Другая напасть, ограничивающая жизненный успех многих семян, – близость к родительскому дереву, которое подавляет их своим величием. К примеру, семена гвинейской сливы (Parinari excelsa) дают хорошие ростки вблизи породившего их дерева, но все они загибаются до того, как превратятся в деревца. Другие семена могут и вовсе не прорасти. И здесь их спасают бродячие бонобо. Согласно Бону, представители ни одного другого вида не являются столь эффективными агентами распространения семян в тех местах, как бонобо. Некоторые мартышки едят те же фрукты, но они не уходят далеко от дома и, соответственно, не выполняют ту же экологическую роль.

В лесу Луи-Котале, где проводилось исследование, 19 видов растений полностью неспособны воспроизводиться без помощи бонобо, пишет Бон. К сожалению, сами бонобо во многих районах находятся под риском уничтожения мясными браконьерами. Исчезновение обезьян запустит каскад сопутствующих вымираний: сначала зависимые от них растения сгинут, потом животные, для которых эти растения служат кормом или домом. Все это приведет к «синдрому пустого леса»: лес как таковой может продолжать существовать, но уровень биоразнообразия в нем сильно упадет, по сути это будет лес-призрак, жалкое подобие того, чем он был раньше.

По материалам: Scientific American
Научная статья: Oryx (Beaune, 2015)